Четвертый галльский поход

С эпохой галльских войн Гая Юлия Цезаря связан эпизод боевых действий на море в прибрежных водах полуострова Арморика — нынешней французской Бретани.

Публий Красс командовал 7 легионом, который был расквартирован на северо-западе Галлии, близ самых берегов Атлантики — среди земель, занимаемых племенем андов. Красс, предвидя весьма суровую зимовку, разослал по ближайшим племенным общинам нескольких своих командиров конницы и военных трибунов с приказом о сборе провианта. К племени эсубиев был послан Тит Террасидий, к куриосолитам — Марк Требий Галл. К племени венетов были отосланы Квинт Веланий и Тит Силий. Эти действия вызвали недовольство среди племен, покоренных римскими войсками.

Волнения начались прежде всего среди венетов, пользовавшихся наибольшим авторитетом среди прибрежных племен. Венеты задержали и арестовали посланных к ним Силия и Велания, полагая, что это повлечет возвращение заложников, находившихся в ставке Красса. Примеру венетов незамедлительно последовали и их соседи — эсубии и куриосолиты: Требий и Террасидий оказались в заложниках.

территория венетов

Лидирующую роль в союзе племен играли венеты. Это племя пользовалось наибольшим влиянием во всей приморской полосе Северо-Запада Галлии, и основой этого влияния было их господство на море. По свидетельству самого Цезаря, венеты располагали самым большим числом кораблей по сравнению с иными племенами, с их помощью поддерживали постоянное сообщение с Британией, а также превосходили всех прочих галлов знанием морского дела и практическими навыками в этой области.

Римляне имели в Галлии небольшое количество вспомогательных и транспортных судов, с такими силами вступать в борьбу на море было бессмысленно. Одновременный удар как сухопутными, так и морскими силами, приводил к успеху гораздо быстрее. Однако такие морские силы, в отличие от легионов, еще только предстояло создать. Можно было прибегнуть к помощи флотов, базировавшихся в Средиземном море. Однако путь вокруг Пиренейского полуострова и через Бискайский залив, да еще в условиях холодного времени года, был чрезвычайно сложен и долог. Этот путь Цезаря не устраивал.

Оставался единственный выход — срочно обзаводиться многочисленным и хорошо оснащенным флотом на месте. Причем на месте в буквальном смысле — там, где находился сам Цезарь. Цезарь принял молниеносное и совершенно верное решение — строить флот там, где застало его известие о восстании — на реке Лигер (современная Луара). Наряду с распоряжением о строительстве самих судов Цезарь отдал приказ о формировании команд: наборе гребцов, матросов и кормчих из населения провинции. Немедленно началась работа, и как только Цезарь удостоверился в ее успешном продвижении, он сам отбыл к войску Красса, располагавшемуся на севере. Существовала вполне реальная опасность, что и прочие племена сочтут возможным и дозволенным те же действия, если не принять решительных мер против венетов и их союзников. Была необходима показательная, кратковременная, но очень эффективная войсковая операция, способная продемонстрировать как мощь римского оружия, так и непреклонность позиции Рима в отношении своих новых подданных.

Понимая, что, как писал сам Цезарь, почти все галлы падки на все новое и очень легко и быстро поддаются подстрекательству к войне, он решил разделить собственное войско с тем, чтобы распределить его по возможно более широкому району, предупреждая вступление в повстанческий союз еще большего числа племен. Цезарь отправил легата Тита Лабиэна с корпусом конницы в страну племени треверов, которая располагалась близ самого берега Рейна,— помешать возможному соблазну примкнуть к союзу венетов. Одновременно Лабиэн должен был побывать в землях союза белгов — в частности, у племени ремов — с аналогичной миссией. Кроме того, Цезарь имел в виду, что этот конный отряд предотвратит возможную переправу через Рейн и вторжение в Галлию германцев, которых, по слухам, белги пригласили к себе на помощь. Существовала реальная угроза переправы германцев на своих судах через Рейн, и отряд Лабиэна, таким образом, должен был обезопасить северный и северо-восточный фланг Цезаря, обеспечив тому свободу действий в Арморике.

Левый фланг предстоящего наступления обеспечивал Публий Красс. Его Цезарь отправил вместе с 12 легионными когортами на юг, в Аквитанию. Целью этого похода была демонстрация силы среди племени аквитанов — многочисленного и мощного племенного объединения, вполне могущего прийти на помощь своим союзникам в Венетии. Легата Квинт Титурия Сабина с мощной группировкой из трех легионов Цезарь отослал в страну венеллов, куриосолитов и лексовиев, наиболее близко находившихся к эпицентру восстания и располагавших немалыми силами. Задачей этого отряда было непосредственное разъединение сил союзников венетов, ибо здесь одной только демонстрации силы было уже недостаточно.

Брут получил под свое начало флот. При этом ему было приказано действовать до известной степени самостоятельно и как можно быстрее напасть на венетов. Сам Цезарь немедленно поспешил в прибрежную зону со своей сухопутной армией. Таким образом, началась достаточно масштабная и блестяще продуманная и спланированная карательная операция против восставших племен Северо-Западной Галлии. Удар наносился силами нескольких группировок, две из которых обеспечивали фланги демонстративными и превентивными действиями, одна наносила упреждающий удар по союзникам венетов, отделяя их, а главные силы наносили концентрический удар по самим зачинщикам мятежа — как с суши, так и с моря.

Война на море началась сразу же по прибытии флота Брута в армориканские воды. На первых порах использование морских сил было направлено преимущественно на борьбу с береговыми укреплениями противника, т. е. флот использовался как вспомогательная сила для осады галльских городищ, пытаясь обеспечить изоляцию их со стороны моря параллельно со штурмом легионерами с суши. Цезарь стремился к генеральному сражению, разворачивающемуся одновременно или почти одновременно на суше и на море. Только в этом случае римляне могли рассчитывать на сравнительно быстрый и гарантированный успех, т. к. суда венетов идеально подходили для Атлантики, а суда римлян лишь для Средиземноморья. Римляне вынуждены были приспосабливать свою тактику к весьма сложным условиям.

Техническое превосходство венетов сказалось сразу же. Уже в первых небольших столкновениях выяснилось, что победа может доставаться римлянам исключительно в силу большей маневренности и скорости их кораблей. Мореходность галльских судов была выше, им не страшны мели и отливы: в результате действий на мелководье они практически не несли потерь.

Морские бои первого этапа носили характер стычек нескольких судов между собой. Основной задачей как римского, так и венетского флотов было патрулирование прибрежной полосы и вспомогательные действия по отношению к собственным сухопутным войскам. Такое отсутствие крупных сражений в первый период боевых действий оказалось для римлян удачным.

Помимо большей мореходности и общей прочности конструкции, главным достоинством галльского тяжелого корабля в ближнем бою становилась именно большая высота надводного борта по сравнению с римским. Это затрудняло излюбленный римлянами абордаж — высокий борт делал чрезвычайно сложным для римлян и дистанционный бой. Не выдерживая, в большинстве случаев, боя один на один или с примерно равным по численности противником, римские моряки, тем не менее, получили неоценимый опыт и знания о тактике противника.
Выяснилось, что, таранный удар — основное средство поражения вражеского судна, — был неэффективен против венетских судов. Цельнодолбленые из дуба конструкции отлично держали удар даже окованного металлом тарана. Оставались немногочисленные формы боевых действий, направленные не на потопление судна противника, а на его захват. Но обстрел и захват баграми и крючьями борта вражеского судна были сложны из-за разницы в высоте. У римлян имелось приспособление, приобретшее популярность именно в ходе этой кампании — металлические серпы, укрепленные на длинных деревянных шестах.

Тактика была следующей: при сближении судов несколько человек из абордажной команды, сколь возможно быстро, пытались зацепить подобными серпами канаты, с помощью которых реи прикреплялись к мачтам. Затем отдавалась команда гребцам, которые резко налегали на весла, усиленно начиная грести. Корабль, трогаясь с места разрывал или разрезал эти канаты. В результате этого реи обрушивались вместе с закрепленными на них парусами, что было катастрофой для корабля венетов, подвергшегося подобной атаке. Конструкция этих кораблей предполагала преимущественно использование парусного вооружения, гребцы выполняли вспомогательную роль. Маневренность и вообще подвижность судна резко снижалась. Именно этот конструктивный недостаток тяжелых и относительно неповоротливых судов венетов был использован римлянами в решительном сражении, в значительной степени решившем судьбу всей кампании Цезаря в северо-западной Галлии.

битва при Морбиане в 56 году до н. э.

Весь галльский флот, ожидавший решительного сражения и готовившийся к нему, вышел из близлежащей гавани, где укрывался до этого. Несмотря на ожидание боя, ни командующий флотом Брут, ни его трибуны, командовавшие отдельными кораблями, ни центурионы размещенных на кораблях подразделений, не могли побороть внезапной растерянности при виде столь грозной силы, какую представлял собою флот выстроившегося перед ними противника. Корабли венетов и корабли римлян выстроились в боевом порядке друг против друга. Основные силы римского флота построились напротив того места на берегу, где сконцентрировалась сухопутная армия Цезаря во главе с самим полководцем.

Бой начался в четвертом часу дня встречной атакой двух флотов. Применялась наиболее эффективная тактика, опробованная на опыте прошлых боев. В момент приближения к противнику члены команды каждого из римских кораблей, вооруженные серпами на длинных рукоятях, стремились не только поразить его, но и зацепить своими серповидными наконечниками такелаж неприятельского судна. При этом лучники и артиллеристы с той и с другой стороны вели интенсивный обстрел противника — как живой силы, так и конструкций самого корабля, применялись зажигательные снаряды.

Как только серпы цеплялись за снасти, разрывая такелаж, вражеское судно лишалось парусного вооружения. Корабль венетов становился практически неуправляемым. Поскольку корабли действовали вне строя и по собственной инициативе, ближайшие суда римлян, заметив падение реи того или иного корабля венетов, немедленно подходили к нему и окружали. Обычно к каждому нейтрализованному кораблю подходило два-три римских судна. Не прекращая интенсивного обстрела, солдаты приблизившихся судов всеми силами стремились зацепить борта противника и попытаться высадить на его палубу абордажную партию. В этом бою отлично вооруженные и обученные римские солдаты, несомненно, превосходили кельтских воинов, к тому же они часто имели и численное преимущество.

Все близлежащие холмы и высоты, и обрывистый берег, были усыпаны легионерами и воинами вспомогательных отрядов, а также их командирами. Ни один случай сколько-нибудь заметного проявления героизма не мог в этих условиях укрыться от взоров всего войска и Цезаря, поэтому моряки и солдаты морской пехоты сражались с усиленным рвением и возможностью отличиться. В условиях, когда исход сражения решался преимущественно ловкостью членов команды, которая затем должна была быть подтверждена храбростью абордажной партии, эти моменты приобретали колоссальное значение.

В результате применения именно подобной тактики было захвачено несколько кораблей венетов. Галлы начали испытывать замешательство. Большая часть их кораблей предпочла спастись бегством. Развернув свои суда, венеты начали отступать. Однако, внезапно наступивший в это время полнейший штиль в заливе Морбиган, на южном берегу современной Британии, сковал вражеские парусники. Флот противника остановился сам. Гоняясь за еле перемещавшимися кораблями венетов и маневрируя между ними, римляне один за другим захватывали их. Лишь считанные галльские корабли с наступлением темноты и прекращением преследования римлянами смогли добраться до берега. Флот венетов в заливе Киброн был полностью разгромлен, Цезарь принудил их к сдаче, причем большая часть судов была захвачена римлянами в исправном состоянии.

Утратив свой главный аргумент, галлы оказались перед лицом неминуемой гибели. Без кораблей дальнейшая война становилась бессмысленной. Уцелевшие после морского сражения венеты вместе со своими воинственными соотечественниками, на берегу дожидавшимися исхода морской битвы, сдались римлянам со всем имуществом и вооружением. Цезарь покарал племя, осмелившееся нарушить договор с Римом, чтобы на будущее варвары в окрестных землях относились с уважением к праву послов. Все вожди и старейшины племени венетов были казнены, а воины, взятые в плен, проданы в рабство на невольничьем рынке.В то же время легат Публий Красс покорил множество племён от Гароны до Пиренеев, завоевав всю Аквитанию.

Завоевание Галлии Цезарем

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *