Первый галльский поход

Первый – в 58 г. до н. э.  гельветы , предав огню свои жилища на территории современной Швейцарии, намеревались переселиться в западную Галлию, к устью реки Гарумны (Гаронны) в более пространную и плодородную территорию. Они стремились пробраться к Атлантическому океану, в землю сантонов, где рассчитывали найти свободные земли и пастбища. Гельветы прислали к Цезарю посольство, которое от имени всего народа и его вождей просило разрешения пройти через Провинцию, обещая не причинить никакого вреда. Нужно было только перейти пограничную реку Роданус, имевшую к тому же в этих местах несколько бродов, а также деревянный мост, соединявший пограничный город Генаву с берегом гельветов.

Цезарь не сразу ответил послам отказом, зная, что это вызовет насильственное вторжение гельветов, а просил дать ему срок на размышление.  Это время ему было нужно, чтобы укрепиться на этой позиции силами солдат легиона. Цезарь имел в тот момент под своим началом всего один легион. Основные силы Цезаря находились еще в Италии. В течение двух недель Цезарь соорудил линию укреплений от западного побережья Женевского озера до Юры.

Это был земляной вал высотой в 16 римских футов, простиравшийся почти на 28 километров вдоль левого берега Родануса — от Генавы до форта Эклюз. Впереди вала был вырыт широкий и глубокий ров, а в местах, прилегающих к бродам или удобных для переправы на судах, были возведены к тому же сомкнутые укрепления — форты. Единственный мост через реку Родан, лежащую на пути варваров,  был разрушен. Расположив вдоль всего левого берега цепь караулов, Цезарь стал ожидать врага. В назначенный день гельветы явились за ответом, но теперь Цезарь ответил им резким отказом.

Гельветы отправили к Цезарю посольство во главе с предводителем Дивиконом. Дивикон предложил заключить мир и передал о согласии гельветов поселиться там, где им укажет Цезарь. В противном случае гельветы готовы к сопротивлению. Цезарь выслушал послов и сказал, что он согласен заключить мир, если гельветы, во-первых, дадут ему заложников, а во-вторых, возместят убытки, причиненные ими эдуям и другим племенам.

Если бы гельветы согласились на такие условия, это означало бы начало подчинения Риму всей Галлии. Но Цезарь был уверен, что гельветы на это не пойдут. Гельветы не захотели заключать позорный мир. Это очень хорошо выразил Дивикон, заявивший Цезарю: Гельветы, следуя закону предков, привыкли брать заложников, а не давать их.

Оставив своего легата Тита Лабия охранять укрепления у Леманского озера и спешно вернувшись в Италию, Цезарь вывел три своих легиона из Аквилеи, собрал еще два и совершил быстрый переход через Альпы. Войска Цезаря прибыли в окрестности Лугдунума (современный Лион).

Гельветы сделали слабую попытку переправиться через реку, но, встретив отпор, вынуждены были отказаться от этого пути. На следующий день гельветы сняли лагерь и двинулись дальше, в обход Провинции.Не покидая мысли о переселении в землю сантонов, гельветы вступили через посредство князя эдуев Думнорикса в переговоры с секванами, прося у них разрешения пройти через их земли. За  два месяца гельветы прошли земли секванов и врезались в земли эдуев. Очевидно, запасы продовольствия у гельветов к тому времени иссякли, и поэтому их продвижение по земле эдуев сопровождалось грабежами. Эдуи, будучи союзниками Рима, обратились за помощью к Цезарю. Теперь у Цезаря был законный предлог для войны. Оснований для войны было тем больше, что у Цезаря было сейчас 6 легионов и  всадники-эдуи, предоставленные в его распоряжение, во главе с Думнориксом.

Гельветы шли не по открытой долине, где римляне могли обогнать их и, окружив, напасть, а направились к горам, где с помощью одного арьергарда можно было бы в ущельях удерживать натиск римлян. Цезарь последовал за гельветами, выслав вперед конницу эдуев для разведки. Но в первом же бою с гельветами конница эдуев, находившаяся под командованием Думнорикса, изменила и обратилась в бегство. После этого гельветы то и дело завязывали бои с римскими авангардными отрядами.

Расстояние между последними рядами гельветов и передними шеренгами легионов Цезаря не превышало 7—8 километров, а Цезарь шел за ними, выжидая того момента, когда можно будет сделать решительное нападение. Так постепенно армия Цезаря все больше и больше удалялась от Арара, чтобы не потерять гельветов из виду.

Запасы продовольствия в армии таяли, пополнить было негде. Эдуи обещали подвезти хлеб, но медлили, ожидая результатов столкновения армий пришельцев. Хлеб галлы решили отдать будущему победителю. Цезарь созвал совещание, пригласив эдуйских вождей, включая Дивитиака и его брата Думнорига. Думнорикс был магистратом, а Дивитиак друидом,  признанным вождем эдуев, политиком и дипломатом, хорошо известным всей Галлии, явно принимал участие в галльской войне на стороне римлян. Ни религиозные, ни гражданские  законы не запрещали друидам участвовать в сражениях. Когда гельветы начали свой поход, грозя объединить под своим владычеством всю Галлию, Дивитиак помогал Риму и оружием, и советами.

В срыве поставок хлеба Цезарь заподозрил Думнорига.  Думнориг враждебно настроен к римлянам и хочет стать единоличным властелином эдуев. Из уважения к его брату Цезарь ограничился тем, что приставил к заговорщику стражу.

Однако провиант следовало отыскать как можно скорее. Единственно возможным выглядел набег на расположенный в двадцати милях севернее город Бибракте, столицу эдуев. Это огромная крепость господствовала над окрестными землями, а зерна в ней было запасено достаточно, чтобы прокормить римлян в течение многих недель. И потому Цезарь прекратил преследование гельветов и повел своих людей к Бибракте .Гельветы вместо того, чтобы спокойно продолжать путь, решили сами напасть на римлян и повернули за ними.

Как только Цезарь заметил приближение гельветов, он выслал им навстречу всю конницу, чтобы остановить первый натиск, а сам спешно стал строить на ближней горе в боевой порядок свою армию. Четыре легиона ветеранов он построил тремя эшелонами по склону горы, а два недавно набранных легиона направил для сооружения позади линии боя укрепленного лагеря, где они должны были засесть и куда собран был весь обоз.

Гельветы, сомкнув ряды, за которыми сгруппировали весь свой обоз, отразили атаку римской конницы и, построив фалангу, прикрытую спереди, с боков и сверху черепахой из щитов, двинулись на гору против первой линии римской армии. Момент был чрезвычайно напряженный. Нужно было дать солдатам пример храбрости, и Цезарь, а также другие начальники сошли с коней и отослали их тыл, желая показать, что они готовы разделить вместе со всеми опасность и победить или умереть.

Цезарь понимал: предстоит судьбоносное сражение, от исхода которого зависит его карьера и жизнь. Проконсулу подвели коня, но он приказал отослать его в обоз со словами:  Я им воспользуюсь после победы, когда дело дойдет до преследования бегущего противника. А сейчас — вперед, на врага!

У Цезаря была редкая лошадь — с копытами, расчлененными, как пальцы. Когда она родилась, гадатели предсказали ее хозяину власть над всем миром. Цезарь ее бережно выходил и объездил — других седоков лошадь не подпускала. Впоследствии Цезарь поставил ей статую перед храмом Венеры. Цезарь пошел и  дальше: он приказал увести лошадей всех остальных командиров, чтобы при одинаковой для всех опасности отрезать всякие надежды на бегство.

Когда гельветы подошли достаточно близко, римляне осыпали их дротиками и, обнажив мечи, бросились в рукопашную. Но, несмотря на некоторое замешательство в рядах, гельветы храбро приняли первый удар римлян. Завязалась ожесточенная борьба. Однако через некоторое время многие гельветы вынуждены были побросать щиты и биться, ничем неприкрытые, т. к. копье, применявшееся в то время в римской армии, имело особое устройство —  металлический наконечник прикреплялся к древку двумя гвоздями: металлическим, и деревянным. Деревянный гвоздь ломался, когда наконечник вонзался в щит и древко повисало на щите врага, мешая ему в борьбе.  Многие гельветы вынуждены были бросать щиты. Римляне осыпали их градом кинжальных ударов. Наконец, израненные, утомленные длительным боем, гельветы пришли в замешательство и стали отступать, хотя и с боем, в лощину и из нее на другую гору, находившуюся на расстоянии не более 1 км.

Цезарь теснил их своими четырьмя легионами, построенными в боевом порядке. Но вдруг неожиданно в правый фланг и в тыл римских легионов ударил 15-тысячный резерв гельветов — бойи и тулинги. Заметив это, отступавшие гельветы снова напали на римлян с фронта. В это время Цезарь, предоставив первой и второй линиям отражать нападение уже начавших было отступать гельветов, третью линию повернул против бойев. Римляне начали наступать с двух сторон. Бой продолжался до вечера с громадным упорством. Гельветы дрались с исключительной храбростью. Даже Цезарь вынужден был признаться, что неприятель ни разу не показал тыла. Но, в конце концов, гельветы не выдержали. Часть их отступила на вершину горы, а часть — к своему обозу, где до поздней ночи продолжалась битва. Укрываясь за повозками, гельветы осыпали римлян стрелами, метали дротики и копья, убивая и раня римских воинов. Но наконец, после очень упорной борьбы, был взят и обоз, причем здесь были захвачены в плен дочь вождя Оргеторикса и один из его сыновей.

Переговоры Цезаря и Дивикона после битвы на Араре

Гельветы вынуждены был оставить поле сражения и в стремительно ушли на восток — в страну лингонов. Цезарь сразу не стал их преследовать, а только послал вслед им гонцов с предупреждением лингонам, что если они окажут гельветам помощь, то их ждет суровое наказание. Сам же он три дня был занят погребением убитых воинов и оказанием помощи раненым. Победа досталась ему нелегко. На четвертый день Цезарь усиленными переходами двинулся со всей армией вслед за гельветами. Галльские дружины подавляли своей многочисленностью, но правильно выбранная позиция, римский безукоризненный строй и более совершенное вооружение уравновесили силы... По решению Цезаря гельветы, тулинги и латовики  должны были вернуться на покинутые земли, бойи поселились в стране эдуев .Аллоброи получили наказ снабжать гельветов, восстанавливающих свои разрушенные селения, зерном до тех пор, пока те не обретут способность кормиться самостоятельно. Таким образом Цезарь пресёк возможность заселения земель гельветов германцами и намеревался  использовать их как буфер против дальнейшего  проникновения германцев через Рейн.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *