Пятый галльский поход

Одолев венелов Цезарь выступил против моринов и менапиев, живших на приморском побережье современной Голландии. Эти галльские племена, чтобы избежать столкновения с римскими отрядам,  укрылись со всем своим достоянием в непроходимых лесах и болотах. Римляне пытались до них добраться, но всякий раз неудачно: они попадали в засаду, несли потери, а морины и менапии уходили все дальше в лес.

Цезарь приказал вырубать леса, но на исходе лета начались дожди, и работы были прекращены. Покорение моринов и менапиев Цезарь отложил до лучших времен, ограничившись уничтожением их селений и опустошением их полей. После этого Цезарь разместил все свои легионы на зимних квартирах, главным образом на завоеванных территориях, у аулерков и лексовиев и обязал покоренные племена кормить их всю зиму.

До тех пор пока германские племена занимали берега Рейна и были готовы вторгнуться в Галлию, завоевание этой страны было непрочным. В 55 году до н.э. под Треверой состоялось сражение между армией наместника Галлии и войском узипетов и тенктеров, вторгшимся в римские владения в долине реки Маас (Мез).

Два германских племени — усипеты и тенктеры — перешли большой массой через реку Рейн недалеко от его впадения в море. Причиной этого переселения было племя свебов, которое беспокоило их войнами. Свебы (свевы)— самый большой и самый воинственный народ во всей Германии. У них нет земельной собственности, они проводят много времени на охоте, развиты физически и имеют огромный рост благодаря ежедневным упражнениям и особой пище, которая состоит в основном из мяса и молока. Их с детства не приучают к повиновению и дисциплине, и они делают только то, что им нравится.

костюмированные свебские воины

По их понятиям, чем шире пустыни вокруг границ страны, тем больше для нее славы. Так, на одной стороне области свебов лежит пустыня около шести тысяч миль. На другой стороне с ними граничат убии, которые когда-то образовали обширное и цветущее государство. Часто воевавшие с ними свебы не могли выгнать их из их страны вследствие ее больших размеров и могущества, но все-таки сильно принизили и ослабили их и сделали своими данниками.

Свебские воиныВ том же положении оказались усипеты и тенктеры, которые в течение многих лет сопротивлялись напору свебов, но в конце концов были изгнаны из своей земли и после трехлетних скитаний в разных местах Германии достигли района, где жили менапии по обеим берегам реки Рейн. При виде такой громады менапы вынуждены были выселиться из своих мест за реку. Для форсирования реки у германцев недоставало судов, а пройти тайно они не могли из-за береговой охраны. Тогда они притворились, что возвращаются к себе на родину, но после трехдневного похода вернулись назад, сделали весь этот переход с своей конницей в одну ночь и совершенно неожиданно напали на менапиев, которые вследствие известий разведчиков об уходе германцев безбоязненно переселились за Рейн в свои деревни. Германцы перебили их, захватили их суда, переправились через реку, прежде чем об этом могла узнать находившаяся по другую сторону Рейна часть менапиев, и, захватив их хутора, прожили конец зимы их запасами.

Как только Цезарь был извещен об этом, он отправился к войску ранее, чем обыкновенно, чтобы пресечь войну, пока она еще не приняла более опасного оборота. При своем прибытии он убедился в том, что его предположения подтвердились — некоторые галльские племена уже отправили к германцам посольства с предложением отступить от Рейна и с обещанием исполнить все их требования. Обнадеженные этими обещаниями, германцы расширили район своих набегов и уже вступили в область подчиненных треверам эбуронов и кондрусов. Цезарь вызвал к себе галльских князей, потребовал от них конницы и решил начать войну с германцами.

Обеспечив себя продовольствием и набрав конницу, он пошел походом в те местности, в которых находились германцы. Когда римляне были на расстоянии нескольких дней пути от них, к Цезарю пришли их послы с заявлением, что германцы не начинают первыми войны с римлянами, но если их заденут, не отказываются от боя. Сюда они пришли не по доброй воле, а изгнанниками из отечества и если римляне желают их дружбы, то они могут быть полезными для них друзьями. Они просили отвести им земли или оставить за ними те, которыми они овладели с помощью оружия. Высокомерно заявив, что они уступают только одним свебам, а с ними даже бессмертные боги не могут помериться. Кроме свебов них нет никого на свете, кого бы они были не в состоянии победить.

На это Цезарь им заявил, что если они останутся в Галлии, у него не может быть никакой дружбы с ними. Здесь нет свободной земли, чтобы ее можно было дать им. Но если они хотят, они могут поселиться в стране убиев, послы которых теперь как раз находятся у него с жалобой на свебов и с просьбой о помощи.

Послы просили три дня, для обсуждения этого предложения, а на это время не продвигаться Цезарю вперед. Но Цезарь им заявил, что по полученным им сведениям, несколько дней тому назад они послали за добычей и за провиантом большой конный отряд в страну амбиваритов за Мосой, и именно с этой целью добиваются отсрочки, поджидая возвращения этого отряда.
Когда Цезарь был не более чем в двенадцати милях от врага, к нему, как и было условлено, вернулись послы. Встретив его на походе, они просили не двигаться дальше, а им разрешить отправить послов к убиям, если князья и сенат этого народа дадут им клятвенное ручательство, то они готовы принять предложение Цезаря, но для этого они просят у него три дня сроку. Цезарь понимал, что все это клонится к тому, чтобы выиграть эти три дня и дать вернуться отсутствующим всадникам, однако он заявил им, что продвинется вперед не более чем на четыре мили за водой. Тем временем он послал начальникам всей конницы, шедшей в авангарде, приказ не нападать на врага, а если на них нападут, то ограничиться обороной, пока он сам не подойдет с главными силами.

Римская конница состояла из пяти тысяч человек, а у неприятеля было налицо не более восьмисот всадников, так как те, которые переправились на другой берег Мосы за фуражом, еще не вернулись; тем не менее, как только германцы заметили римских всадников, напали на них и быстро привели в замешательство. Когда те стали сопротивляться, германцы спешились и, подкалывая лошадей, многих воинов сбили с них, а остальных обратили в бегство и гнали в такой панике, что те перестали бежать только при появлении головного отряда пехоты. В этом сражении был убит храбрый и очень знатный аквитанец Писон, дед которого был некогда царем своего народа и получил от нашего сената титул друга.

После этого сражения Цезарь считал недопустимым выслушивать послов и принимать какие-либо предложения от людей, которые сначала лживо и коварно просили мира, а затем сами, без всякого повода, открыли военные действия. Ждать усиления неприятельского войска и возвращения конницы, он считал недопустимым. Зная галльское непостоянство, он видел, как уже много выиграли в их глазах враги только одним этим сражением. Цезарь решает не терять ни одного удобного дня для сражения. Случилось, что на следующий день к Цезарю в лагерь явились в большом количестве — столь же вероломно и лицемерно — германцы вместе со своими князьями и старейшинами будто бы для извинения в том, что накануне их люди завязали сражение вопреки соглашению и их собственной просьбе, а также для того, чтобы выпросить себе новую отсрочку. Цезарь приказал их задержать, сам же выступил со всем своим войском из лагеря.

Построив войско в три линии, он быстро прошел восемь миль и достиг неприятельского лагеря. Их все сразу ошеломило. Здесь те из них, которые успели быстро схватиться за оружие, некоторое время сопротивлялись и завязали сражение между обозными телегами. Но вся остальная масса, состоявшая из женщин и детей бросилась бежать врассыпную; в погоню за ними Цезарь послал конницу.

Германцы побросав оружие и знамена кинулись из лагеря; но, добежав до того места, где Моса сливается с Рейном, должны были отказаться от дальнейшего бегства: очень многие из них были перебиты, уцелевшие бросились в воду и погибли. Воины Цезаря за исключением весьма немногих раненых, благополучно вернулись в лагерь. Тем, которые были задержаны в лагере, Цезарь разрешил удалиться, но они, из боязни подвергнуться мучительной казни со стороны галлов, земли которых были ими разорены, заявили, что желают остаться у него. Им Цезарь даровал свободу.

По окончании войны с германцами Цезарь по многим причинам счел необходимым переправиться через Рейн. Первой причиной является просьба убиев. Убии уже давно враждовали со свевами, а теперь им нужна была помощь. Следующая более важная причина – сугамбры приняли у себя остатки разбитых тенктеров и узапетов, Цезарь послал требовать их выдачи. Об этом говорит и Флор: «не в нашем обычае оставлять на свободе укрывателя и защитника врагов».

И самая главная причина. Вот как о ней говорит Цезарь: Важнейшей из них было его желание внушить германцам, которые очень легко склоняются к переходу в Галлию, страх за их собственные владения и показать им, что у римской армии хватит силы и решимости перейти через Рейн.

Убии обещали большое число кораблей для переправы войска. Но переправу на судах Цезарь считал не вполне безопасной. Через Рейн в районе современного Бонна был построен мост, ставший шедевром военно-инженерной техники Древнего Рима, хотя работы по постройке моста представлялись чрезвычайно трудными вследствие ширины, глубины и быстроты течения этой реки. Мост он построил следующим образом. Бревна в полтора фута толщиной, несколько заостренные снизу и по длине своей соразмерные с глубиной реки, соединялись друг с другом попарно на расстоянии двух футов. Они были с помощью машин опущены в реку, укреплялись и вколачивались бабами, однако не перпендикулярно, как вбиваются обыкновенные сваи, а наискось, наподобие стропил, и с уклоном в сторону течения реки. Против каждой из этих пар вбивалась на расстоянии сорока футов по дну пара бревен, соединенная таким же образом, но уже поставленная против течения. Обе эти пары соединялись сверху поперечной балкой в два фута толщиной соответственно расстоянию между соединенными бревнами [каждой пары] и держались в одинаковом одна от другой расстоянии посредством двух болтов на обоих концах поперечной балки. Так как, следовательно, эти пары балок были посредством поперечных балок разъединены и укреплены в обе противоположные стороны, то все сооружение получило такую прочность, что чем сильней был напор воды, тем крепче все его балки были связаны друг с другом. Поперечные сваи были устланы сверху продольными брусьями и покрыты шестами и фашинами. Были еще вогнаны наискось вниз по течению сваи несколько ниже самих балок и вроде таранов, чтобы в соединении со всем сооружением разбивать напор воды. Были также и другие защитные сваи выше моста против течения на небольшом от него расстоянии, с тем чтобы стволы деревьев или бревна, которые вздумают пустить варвары по течению для разрушения моста, разбивались о них и не вредили.

В течение десяти дней вся постройка была закончена, и римская армия переправилась через Рейн. Цезарь оставил сильное прикрытие на обоих концах моста и двинулся вверх по правому берегу Рейна в область сугамбров, обитавших между Руром и Ланом. Тем временем к нему пришли послы от многих племен. На просьбу их о дружбе и о мире он дал благосклонный ответ и приказал привести заложников. Но сугамбры еще со времени начала постройки моста, по совету находившихся у них тенктеров и усипетов, приготовились к бегству, выселились из своей страны со всем своим движимым имуществом и укрылись в глухих лесах. Пробыв несколько дней в их стране, Цезарь приказал сжечь все селения и дворы и скосить хлеб, затем вернулся в область убиев и обещал им свою помощь на случай нападения свебов. Цезарь путем запугивания заставил германские племена присягнуть Риму. После этого он вернулся в Галлию, приказав на всякий случай уничтожить за собой мост.
Рейн выходит из Кельтских Альп, близко от Рэции. В дальнейшем течении он служит границею между Галлией и ее жителями, находящимися с запада на его левом берегу, и кельтами, живущими на правом; в конце он впадает в Океан. Таковой эта граница, от которой они и получили разные прозвища, всегда считается теперь, после того как очень давно кельтами назывались и те и другие жители обоих берегов реки.

Победа на море в 56 г. до н. э открыла перед Цезарем путь в Британию. Первый поход осенью 55 г. до н. э. носил разведывательный характер, так как Цезарь не имел точных сведений о Британии.

Кельты отвечали, что Британии не знают, сумев скрыть и переправу кориосолитов от Джерси к Дорсету, и путь племён залива Сены – к Саутгемптону. В итоге Цезарь, невзирая на сильные бури, решил переправиться гораздо севернее, от гавани Итий (современная Булонь) к Кантию (Кенту).
Силы Цезаря в этом походе насчитывали всего 6—8 тысяч человек. Флот римлян состоял из 80 транспортных судов для перевозки войск, 18 больших судов для перевозки конницы и нескольких военных кораблей, вооруженных баллистами и катапультами.

Белые скалы Альбиона, какими увидел их Цезарь, впервые оказавшись в  Британии

Флотилия римлян подошла к высокому и обрывистому берегу. Так как он был неудобен для высадки, корабли по приказу Цезаря пошли вдоль берега и вскоре обнаружили низкий и открытый берег, вполне пригодный для высадки. Британская конница и боевые колесницы следовали по берегу параллельно движению флотилии. Когда римляне, воспользовавшись благоприятным ветром и приливом, начали высадку, британцы оказали сильное сопротивление. Они осыпали войска Цезаря тучами стрел и контратаковали их конницей и колесницами. Тогда Цезарь для обеспечения высадки использовал боевые корабли. Заняв позицию напротив незащищенного фланга британцев, корабли своими метательными машинами стали обстреливать их. Это внесло замешательство в ряды противника и решило дело; легионеры высадились с кораблей, атаковали британцев с фронта и оттеснили их от берега.

Картина Эдварда Артмиджа, иллюстрирующая первое вторжение Цезаря в Британию.

Транспорты римлян с конницей, следовавшие самостоятельно, из-за шторма не подошли к месту высадки легионов Цезаря. Малочисленность сил Цезаря, а главное, отсутствие у него конницы поставили римлян в трудное положение. Никаких активных действий Цезарь предпринять не мог, и он расположил свои войска лагерем на берегу. Британцы в течение нескольких дней настойчиво штурмовали лагерь римлян, однако все их атаки были отбиты. Выждав благоприятную погоду, Цезарь посадил свои войска на суда и снялся с якоря. Вся флотилия римлян беспрепятственно достигла материка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *