Второй галльский поход

Во втором галльском походе – в 58 г. до н. э. были разбиты и отброшены за Ренус (Рейн) объединенные силы германских племен, руководимых вождем свевоев Аривиостом. На территории, остававшейся за пределами римской провинции, появилось из-за Рейна германское племя свебов во главе с Ариовистом. В Германии существуют те же причины, что и прежде, вторгнуться в Галлию: любовь к деньгам и удовольствиям, желание переменить место, германцы всегда будут рады покинуть свои болота и пустыни и броситься на плодородную Галлию, чтобы завладеть вашими полями и поработить вас самих – так говорил галлам Цериалий. Германцев пригласили галлы секваны, которые надеялись на их помощь в борьбе со своими соседями эдуями, союзниками Рима. Если эдуены обратились к Цезарю за помощью, то только потому, что свевы уже перешли Рейн, и Ариовист называл Галлию «своей».

Шла борьба за главенствующее положение, утраченное арвернами в результате военного поражения от римлян, между двумя сильными племенами — секванами и эдуями. Первые опирались на поддержку германцев — многочисленного войска под предводительством свевского вождя Ариовиста. До Цезаря Рим помощи эдуям не оказывал; напротив, Ариовист, находившийся в Галлии с 71 до н. э., в 59 до н. э., накануне прибытия Цезаря, был признан таким же «другом римского народа», как и эдуи. Между тем германская мощь в Галлии росла, угрожая не одним эдуям. Армия Ариовиста усиливалась и по его следам собирались двигаться другие племена. Кампания 57 г. имела целью сломить их сопротивление.

галльские воины

Выступив против нового врага, Цезарь встретил неожиданное препятствие в рядах собственного войска. По словам галлов, германцы не страшатся никаких опасностей и лишений, привыкнув с детства купаться в холодной воде и ходить полуголыми в самые сильные морозы, они отличаются огромным ростом, изумительной храбростью и опытностью в употреблении оружия. Охваченное страхом войско готово было выйти из повиновения.

В этой критической ситуации, как не раз бывало потом, Цезаря выручили его твердая решимость, глубокое понимание солдатской души и ораторское искусство. Созвав военный совет с участием всех центурионов, Цезарь выступил с речью. Зачем, – с укором спрашивал он своих подчиненных, – вы отчаиваетесь в своей собственной храбрости и в осмотрительности своего полководца?.. Если за мной вообще никто не пойдет, я выступлю с одним только десятым легионом, ибо те, с кем мне предстоит сражаться, не сильнее кимвров, а сам я не считаю себя полководцем слабее Мария.

Эта речь вызвала перемену в настроении войска. Десятый легион, к которому Цезарь особенно благоволил за его храбрость, через своих делегатов выразил полководцу благодарность и уверил в своей готовности к бою. Все воодушевленное войско последовало за Цезарем. Узнав о том, что Ариовист направляется для захвата главного города секванов — Везонтиона, Цезарь направился туда ускоренным маршем и занял его. Так как Ариовист в 59 до н. э был признан «другом римского народа», то сначала Цезарь вступил с ним в переговоры. Во время переговоров Цезарь предъявил Ариовисту требования: не воевать с эдуями и не производить массовых переселений через Рейн в Галлию — эти требования были отвергнуты.

Цезарь двинулся на Ариовиста и стал лагерем в 24 милях от него. Ариовист предложил вновь провести переговоры. Встреча Цезаря и Ариовиста состоялась на холме на равном расстоянии от лагерей римлян и германцев. Во время переговоров Цезарь повторил свои требования, которые опять были отвергнуты. Ариовист попытался уклониться от решительного сражения, так как женщины-предсказательницы возвестили ему, что нельзя начинать битву раньше новолуния. Узнав об этом, Цезарь решил напасть первым.

На следующий день Ариовист выдвинулся вперед и стал лагерем в шести милях от лагеря Цезаря. Ещё через день он провёл свои войска мимо лагеря Цезаря и разбил лагерь в двух милях позади него, чтобы отрезать Цезаря от поставок провианта из земель секванов и эдуев. В течение последующих пяти дней происходили только мелкие конные стычки.

Цезарь, выстроив войско в три линии, вплотную подошёл к лагерю германцев. Ариовист вывел из лагеря свои силы и расставил их по племенам, среди которых были гаруды,маркоманы, трибоки, вангионы, неметы, седусии и свевы. Всё войско они окружили повозками и телегами, чтобы не оставалось надежды на бегство. Потом оба противника двинулись в область Зунда, в семи километрах от Рейна (в окрестностях Бельфера и Мюльгаузена), где на равнине произошло генеральное сражение...

Цезарь начал сражение на правом фланге, так как заметил, что именно здесь германцы наиболее слабы. Германцы так быстро бросились вперёд, что римляне не успели метнуть в них копья. Таким образом, битва продолжилась на мечах. В то время как левый фланг германцев был разбит, их правый фланг своим численным превосходством теснил римлян. Начальник конницы Публий Красс заметил это и двинул в подкрепление теснимому флангу третью (резервную) линию.
Таким образом германцы обратились в бегство и прекратили его, когда достигли Рейна. Очень немногие, в числе которых был и Ариовист, переправились на другой берег. Остальных догнала конница римлян и перебила.

В результате этой победы Цезарь обеспечил себе главенствующее положение в Галлии, вознамерившись подчинить всю Галлию. Многие галльские племена, в особенности эдуи и ремы были готовы сотрудничать с ним

Карта-Галльские походы цезаря

Расправившись с Ариовистом, Цезарь вовсе не собирался покидать территорию Косматой Галлии. Он считал своими не только земли, на которых ранее располагались германцы, но всю территорию от Рейна до Испании. Заняв Везонтион (совр. Безансон), и разместив легионы на зимние квартиры именно здесь, Цезарь дал понять, что берет на себя заботу о рейнских рубежах и о землях эдуев и секванов. В землях секванов проконсул оставил войско под командованием лучшего легата Тита Лабиена, а сам отправился в Цизальпинскую Галлию. Сюда к Цезарю приезжали многие из Рима, и он имел возможность увеличивать свое влияние, исполняя просьбы каждого, так что все уходили от него, либо получив то, чего желали, либо надеясь это получить. Так он действовал в течение всей войны: то побеждал врагов оружием сограждан, то овладевал самими гражданами при помощи денег, захваченных у неприятеля — рассказывает Плутарх.

Цезарь успевал везде и всюду. Даже на огромном удалении от Рима этот человек не забывал о нем; он незримо присутствовал на заседаниях сената и в народных собраниях — с помощью переписки. Как пишет Плутарх, Цезарь первым пришел к мысли беседовать с друзьями по поводу неотложных дел посредством писем, когда величина города и исключительная занятость не позволяли встречаться лично.

В Цизальпинской Галлии Цезарь набрал два новых легиона, и, как только на полях стало достаточно травы, корма для лошадей, отправился к основному войску. Прибыв в войско, Цезарь двинул свои легионы на север к границам Бельгии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *