Культура галлов

Галльская культура развилась как часть кельтской культуры в I тысячелетие до нашей эры. Кельтское искусство по своему значению и самобытности — одно из выдающихся явлений художественного развития в истории человечества.

Расцвет гальштатской культуры падает на VII–VI вв. до н. э., когда народы Западной Европы пришли в тесное соприкосновение — в результате торгового обмена — с греческими и этрусскими городами. В Гальштате археологами были открыты захоронения, инвентарь которых показывает, что люди в эту эпоху изготовляли свои орудия труда и мечи уже не из бронзы, а из железа.

Гальштатская культура стала предшественником культуры «классических» или «исторических» кельтов. Именно с ними связана эпоха расцвета кельтского могущества — между VI и II веками до н. э., когда владения кельтов простирались от Балтики до Средиземноморья и от Черного моря до Атлантического океана. Кельтская культура этого периода — начиная с середины VI века до н. э. и далее — получила в науке название латенской.

Первые открытия памятников этой культуры были сделаны на поселении Ла Тен, расположенном на Невшательском озере в Швейцарии. Подлинным сокровищем прикладного искусства гальштатских кельтов является коллекция керамических сосудов из курганов близ Шопрона (Венгрия) Ценность этих изображений на сосудах из Шопрона огромна, ибо они восходят к тем отдаленным временам, о которых у нас нет письменных свидетельств, дополняющих данные археологических находок.

Латенская культура не возникла сама по себе. Своим развитием она обязана более ранним культурам, существовавшим на обширных территориях, заселенных кельтскими племенами, а также широким контактам кельтов с античными цивилизациями и с культурой скифских племен. Корни латенской культуры прямо уходят гальштатскую. Латенское искусство отражает независимость мышления галлов, их пристрастие к сверхъестественному, к мечтательности, сказочности. Оно подразделяется на три периода:

  1. ранний – V-IV века до н. э.
  2. средний – III — 125 г. до н. э.
  3.  поздний – 125-30 года до н. э...

Глиняный сосуд (культура колоколовидных кубков). Лерид

Образец шнуровой керамики – глиняный сосуд из Ютландии, ЛеридРаннелатинский стиль, развивающийся почти сто лет, несет черты искусства примитивного. Галлы не были творцами архитектурных памятников и скульптур монументального характера. Основной отраслью их искусства было художественное ремесло. Возникают местные художественные мастерские, в которых местные художники-ремесленники сочетали собственное творчество со знанием чужих образцов и мотивов.

Блюдо с меандровым орнаментом (глина, графит). Эшенфельден.Самой развитой сферой художественного ремесла было гончарное дело. Им занимались в большинстве селений. Возможно, это были женщины. Сосуды, изготавливавшиеся таким образом в местных условиях, лепили руками, а обрабатывали на гончарном круге.Галльские ремесленники оставили после себя множество изделий из глины,Блюдо с меандровым орнаментом (глина, графит). Эшенфельден.

Появляется столовая посуда хорошего качества: сосуды украшаются красно-белым геометрическим или криволинейным рисованным орнаментом.

Кельтские сосуды, изготовленные на гончарном круге, из погребений Чехии и Моравии

Геометрический стиль раннего железного века сменился на склоне гальштаттского времени более живой зве  риной и растительной орнаментикой, которую обогатили и мотивы человеческой головы, пользующиеся особой любовью в аристократической среде.

С III  века до 125г. до н. э. в  некоторых областях появляется настоящая, искусная керамика, представляющая смелые, необычной формы вазы на подставке, с профилем по форме напоминающим букву S.

Появившийся в конце I в. до н.э. латенский стиль относится к самому раннему периоду собственно кельтского искусства. Благодаря одной интересной особенности латенский стиль прозвали стилем Чеширского кота (в честь персонажа из «Алисы в стране чудес»), любившего то появляться, то исчезать из виду по частям. На изображениях растения, животные и люди то скрываются, то появляются вновь.

Самые распространенные названия подобных произведений — «пластический стиль» из-за рельефа, где глазу как будто открывается четвертое измерение, и стиль Чеширского кота из-за композиций, где персонажи как будто играют в прятки.

Декоративное искусство украшения было той областью, где творческое воображение кельтов проявилось наиболее успешно. Они стараются привнести его во все сферы своей жизни. Кельтские художники отлично знали химические свойства пигментов, поэтому их рукописи изобиловали яркими красками.

Кельтский стиль был богат стилизованными изображениями растений, заимствованными, по-видимому, у греков; и фантастических животных — этот мотив пришел от скифов и других степных племен юга России. Другими излюбленными элементами были эллиптические и разнонаправленные спирали — происхождение которых также имело степные корни.

 эллиптические и разнонаправленные спирали

 Как правило, кельтское искусство абсолютно декоративно. Орнаменты присутствуют практически везде; на поверхности домашней и ритуальной посуды, на оружии, повозках, драгоценных украшениях и т.д.

Подобно самой природе, кельтское искусство претворяет в абстрактную неопределенность все, что, подмеченно в живой природе — деревья, растения, воду, землю. Стилизованные и фантастические формы растений, животных, но без всякого подражания естественным формам растительного и животного мира. Использование симметрии в редких случаях, часто с привлечением сложной символики. Замысловатые линии, плотно свитые спирали, выпуклости, декоративные надписи.

Рукописные шедевры были созданы с помощью простых материалов – гусиного или вороньего пера. В качестве основы служил пергамент.

Орудия домашнего ремесла латенского времени. Музей Бибракте.В домашних условиях практиковалось и ткачество. Во всех обнаруженных при раскопках жилищах есть следы необходимого для этого занятия инвентаря: ткацкий станок, челнок, игла. Сопутствующими видами деятельности: прядение шерсти и льна, окрашивание тоже занимались на месте.

Археологические раскопки предоставили свидетельства еще более удивительного домашнего занятия —  производства соли путём выпаривания. Они же заложили и древнейшие в Европе соляные копи, разработки их до сих пор можно видеть во время различных экскурсий. Наконец, они научились изготовлять мыло, смешивая жиры с содой. Сюда также относятся работы с кожей. Галлы в совершенстве освоили это ремесло. Изготавливались латы, покрытия для щитов, башмаки на деревянной подошве.

Ручная мельница раннелатенского времениВ домашних условиях занимались также и столярным ремеслом. По большей части это являлось делом плотников, которые снабжали дверные и оконные Железные инструментыыпроемы створками и занимались внутренним убранством дома. Как и остов, внутреннее убранство требовало немало работы с металлом (железная оправа, гвозди, заклепки, шарниры, крюки, плиты запоров). Но многие столяры были способны создавать более сложные изделия, производство которых труднее освоить – это сундуки, деревянная посуда, низкие столы.

При раскопках жилищ найдено много традиционных столярных инструментов: сверло, долото, стамеска, напильник, пила, молоток.

При работе с деревом галлы особенно продвинулись в производстве телег и бочек. Эти две специальности тесным образом связаны с работой по железу. И изготовители кузнецы, являлись специалистами с полной занятостью, которые должны были работать артелями. Они изготавливали плуги, повозки, боевые и парадные колесницы. Колеса, как и втулки, шпиндели и даже дышла, крепились бандажами и железными хомутами.Двухколесные повозки, которые, как считается, являются галльским изобретением, требовали тех же материалов и технологий.

Плотники знали навыки изготовления колесной шины из одного куска дерева, а кузнецы умели укреплять ее, путем накладывания горячего железного обода, которое при остывании фиксировало всю конструкцию.

Колесо

Но главного материала кельтского искусства и индустрии – дерева, которое, в отличие от камня недолговечно, нам не хватает. Дерево не позволяет строить так же монументально, как в классическом стиле. Сохранились только подобие редких деревянных объектов. Присутствует также что-то очень древнее в четырехугольной форме кельтских храмов и оград римского и более раннего времени.

Но спрос на промышленные товары и стремительно развивающиеся уникальные технологии не способствует ни появлению класса ремесленников, ни возникновению многочисленных и основательно оборудованных мастерских. Небольшие мастерские стали повсеместными лишь в I веке до н.э., за исключением работы с огнём, (металлургия, ювелирное дело).

По обеим сторонам реки Роны большой популярностью пользуется каменная скульптура. Кельтские художники умели работать с этим материалом.
Множество рисунков были вырезаны на камне и не окрашены.

Иберийская погребальная стела. VII в. до н.э

КабанВ Северной Португалии обнаружены и статуи вооруженных воинов, которые, вероятно, тоже играли роль оберегов. В Центральной Испании и Северной Португалии, прежде всего на территориях  оппидумов, построенных в свое время кельтскими или частично кельтскими племенами, находят большие, вытесанные из камня скульптурные изображения быков и кабанов.  Образцы, вдохновившие  мастеров на создание этих произведений, имеют, по-видимому, средиземноморское происхождение, но галлы придавали им свой смысл – изваяния быков и кабанов служили символом изобилия и плодовитости стад, их устанавливали напротив загонов для скота под стенами крепостей.

Возможно, обычай возведения каменных памятников, украшенных скульптурами, средне-рейнские галлы заимствовали у этрусков и приспособили для собственных целей. Очень вероятно также, что идея создания изваяний с двумя головами или двумя лицами, напоминающих Януса, пришла из тех же краев.

Реконструкция «рогов» или «короны из листьев» каменной статуи из ХольцгерлингенаОдин из самых примечательных образцов, сохраненных историей, – высокая каменная статуя из Хольцгерлингена в Вюртемберге. Два идентичных, грубо вытесанных лица смотрят в противоположные стороны, голову статуи венчала «корона из листьев», помещенная между двумя лицами. Это и схожие с ним изваяния устанавливали в особых святилищах и гробницах. В Рокепертюзе также обнаружена янусоподобная скульптура с двумя головами, по видимому Рона служила дорогой, по которой новые веяния в культовом искусстве попадали в центральные кельтские земли.

Каменное изваяние из ШтокахаСледует упомянуть еще одно каменное изваяние.  Оно обнаружено в Штокахе, возле Тюбингена, при раскопках кремационного захоронения под курганной насыпью. Погребальный инвентарь относится к первой фазе гальштатской культуры. Каменная статуя расколота, сохранились лишь туловище и нижняя часть головы с единственным лицом и грубо высеченными чертами. Линия плеч едва намечена, шея отсутствует, единственное украшение – зигзагообразная линия, бегущая вокруг туловища ниже плеч. Это свидетельство о широком распространении подобной погребальной практики в те времена.

две фигуры из Ирландии

Бо́льшая из двух фигур — двулика и двукорпусна, за что прозвана фигурой Януса, в честь римского двуликого бога; однако, она не представляет собой этого бога. Это самая загадочная и удивительная фигура из найденных в Ирландии.

Каменная голова с тремя лицами. Корлек, Каван, Ирландия. Высота 31,5 смВ кельтской культуре головы крайне важны, так как в них сохраняется душа после смерти; Тройственный архетип можно усмотреть в любом кельтском боге. В галльской иконографии некоторые детали изображений божеств – общие для всех, но при этом в ней просматриваются региональные или племенные особенности.

Существование небольшого количества исконно кельтских каменных изваяний,  опровергают общепринятое мнение о том, что изображения людей нехарактерны для трансальпинских варварских культов.

Историю одного из самых распространенных в кельтской скульптуре образов – сидящая мужская фигура – можно  проследить до II века до н. э. Сидящие мужчины, увековечены в монументальной скульптуре крупных святилищ в Антремоне и Рокепертюзе возле Экс-ан-Прованса.

Сидящая мужская фигура

Равнодушие к человеческим изображениям не способствовало развитию этого вида творчества. Они не хотят изображать своих богов как простых смертных.
По всем галльским землям каменная скульптура исчезает с начала IV века и вновь появляется лишь после римского завоевания. Ее резкое исчезновение на пике развития ¬ особенно на юго-востоке Галлии,  невозможно объяснить иначе как религиозным запретом тoгo же рода, что запреты в pacпространении письменности.

Изделия галльских ремесленников — кузнецов, оружейников, ювелиров, гончаров, ткачей — расходились далеко за пределами Галлии, по своему изяществу многие их изделия не уступают лучшим образцам античности. Галлы — непревзойденные мастера чеканки по металлу. Орнаменты, составленные из лепестков, веток, листьев, изображения животных и головы человека — главные мотивы в украшениях оружия, ювелирных изделий, надгробий и культовых памятников. Это можно видеть в тонких и изящных произведениях искусства древних галлов — в их красиво отделанном оружии, ювелирных украшениях, керамике, скульптуре, стекле, монетах, отличающихся чрезвычайно оригинальным стилем.

Немалое влияние на кельтское искусство Британии оказало нашествие племен белгов с северо-востока Галлии. В ряде кельтских могильников были обнаружены шлемы из листовой бронзы.

Шлем ВатерлооЗнаменитый шлем с рогами из Британского музея, найденный в Темзе у моста Ватерлоо, является работой темзенской школы второй половины последнего века и относится к замечательнейшим кельтским изделиям в Британии. Шлем, украшенный более тонким рельефом с эмалевыми инкрустациями, напоминает о работах более раннего стиля островного искусства кельтов. Отличительной чертой его является строгая симметрия как по горизонтали, так и по вертикали.

Щит. Кельтский щит из Баттерси (Англия)Щит из Баттерси, также с чеканными украшениями и вставками из красной эмали, несколько старше, исполнен в строгой симметричности во всех деталях. Кельтский щит из Баттерси длиной 77 см выполнен из бронзы с покрытыми эмалью накладными пластинами, прикрепленными к щиту 24 заклепками. Каждая из трех пластин украшена девятью медальонами, инкрустированными красной эмалью. Каждый медальон вставлен в круглую бронзовую рамку, которую предположительно украшала свастика, выпуклость в центре щита, выступающая над поверхностью, также украшена медальоном.

Для кельтского искусства весьма характерно использование коралла — материала, не привлекавшего внимания античных мастеров. Позднее, когда кораллы Средиземноморья ушли на рынки Дальнего Востока, его заменила красная эмаль, которая оставалась характерным элементом орнаментики до конца латенского периода.

Некоторые из шлемов инкрустированы кораллом.

 

Шлем(Амфремвиль) Метал: бронза, железо, золото. Период: Ла-ТенНайден: Река Сена, Франция (IV-II в. до н.э.)  Наиболее богатым из них является шлем, найденный близ Амфревиля-сюр-ле-Мон (Франция). Этот бронзовый головной убор украшен впаянным золотым обручем с тиснеными трилистниками из тонких спиральных линий — узором, столь характерным для кельтской орнаментики.

Оружие галловКузнечная сварка представляла собой соединение путем наложения слоев с различными свойствами. Она применялось при изготовлении мечей, сердцевина которых должна  была оставаться  мягкой, а лезвия максимально твердыми.  Пайка отдельных фрагментов не практиковалась, ее заменяли оправкой, клепкой. Железо использовалось в первую очередь при производстве колоссальной массы оружия.

Кинжал с антенным навершием и втульчатое тесло. VI-V вв. до н.э. Кельтский музей в Халяйне. Австрия.  Для этого создавались самые высокие технологии, которые позволяли производить мечи с ножнами из листового  железа, пригнанными точно по клинку, поясные цепи из перевитых звеньев, острия пик с элегантной и мощной нервюрой, набалдашники шлемов.В эпоху гальштата использовался также кинжалы с широким лезвием, применяемый для ближнего боя.

Мечи и кинжалы кельтской знати. V — II вв. до н. э.

Наиболее яркими образцами раннего кельтского искусства являются ножны из Гальштата (IV в. до н.э.)

Наиболее яркими образцами раннего кельтского искусства являются ножны из Гальштата (IV в. до н.э.)

На ножнах из зальцкаммерготского захоронения, длина которых составляет примерно 1 м, воспроизведены выразительные сценки из жизни кельтов. Одни заняты борьбой, другие—беседой. Центральной является сценка, изображающая кельтских воинов, отправившихся в поход, о чем свидетельствуют их щиты, каждый из которых имеет свой собственный орнамент, копья, шлемы.

Специально обученные боевые кони топчут поверженных врагов. Сценки разделяются полосками типично кельтского орнамента — S-образные линии, обрамленные штриховкой, или переплетающиеся ломаные линии, образующие ромбовидный узор. А если приглядеться внимательно, можно разглядеть кабана, который, с одной стороны, как бы оттаскивает за штаны одерживающего верх, а с другой — сливается с завитками орнамента, как и хвост одной из   лошадей.

Железный меч,обнаруженный на территории эдуев

Для всадников галлы в III веке до н.э. изобретают кольчуry.Обладавшие для своего времени высокой ремесленной культурой, кельты оказали сильное влияние на соседние «варварские» народы, которые заимствовали у них оружие, украшения, керамические изделия. Такие привычные орудия, как плужные лемехи, косы, пилы, молотки, клещи, сверла, ножницы, дверные замки и ключи, — также были созданы кельтами. Возможно, распространителями данной культуры являлись группы бродячих мастеров, переходящих от одного вождя к другому.

Галлы пользуются преимущественно естественными ресурсами, даже если их мало и их трудно добыть. Только руды ищут под землей. Для строительства шахт используется лес, земля и камни с поверхности земли. Железная руда, метеоритного происхождения, есть во многих областях. Самые значительные и богатые месторождения находятся в Берри, в Армориканском массиве, Лотарингии и Пиренеях.

Деталь кузнечного горна. Музей в ХохдорфеДобыча велась в карьерах под открытым небом. Обогащение руды производилось на месте, поскольку она была плохого качества, и ее требовалось большое количество. Железо вводится в торговый оборот уже в местах своей добычи. Там оно продается в виде слитков,  очищенных и готовых к употреблению. Галлы еще не умели плавить железо, они его ковали, используя достаточно эффективные технические приемы для получения необходимых форм оружия и орудий труда.

Впрочем, самой ценной рудой у галлов является золотая руда. Ее добыча и производство создают им хорошую репутацию у греческих и римских соседей. Страна, кишащая золотом,  говорил о Галлии Диодор Сицилийский. Оно содержится в речном песке или золотоносном иле.

Галлы умели обращаться с металлом ничуть не хуже греческих и римских мастеров, по своему изяществу многие их изделия не уступают лучшим образцам античности.
О стремлении к богатству орнаментики свидетельствуют кубки, вывезенные из Греции, найденные археологами на территории Германии. Их владельцы-кельты считали, что кубки недостаточно богато украшены и покрывали их поверхность золотой фольгой.

Галльская вазаКогда к галлам попадали греко-римские изделия из металла, особенно столь ценимые ими бронзовые энохойи - кувшины для вина, они стремились дополнительно украсить их. Иногда галльские мастера даже создавали их копии, заметно превосходящие оригинал. Галлы любили красивые вещи и не жалели труда и умения на изготовление даже обычной кухонной посуды, украшая ее сложнейшим орнаментом.

Их тонкие и изящные произведения искусства отличаются чрезвычайно оригинальным стилем. Это можно видеть в красиво отделанном оружии, ювелирных украшениях, керамике, скульптуре, стекле, монетах. Также в выделке золотых и серебряных изделий, в том числе в искусстве эмали, лужения, серебрения, филиграни.

Наиболее типичное кельтское украшение — торквес, золотая шейная гривна. Это толстый металлический обруч, гладкий или свитый из нескольких полос, оканчивающийся либо шарами, либо простой прямоугольной пряжкой, либо сложным переплетением стилизованных листьев и ветвей.

Свадебный торк из золотаСвадебный торк из золота (конец I в. до н. э.), найденный в Стеннишэме, около Норфолка. Торк  – массивное жесткое плетеное ожерелье с отверстием впереди, через которое оно надевалось на шею – типичное украшение знатных кельтских женщин.

Галльские браслетыНе менее популярны были браслеты. Их носили мужчины и женщины всего кельтского мира на протяжении нескольких столетий. Кельтские браслеты обычно украшались крупными выпуклыми полушариями, расположенными в разных комбинациях. Вообще же золотые кельтские украшения, шейные гривны и браслеты отличаются удивительным разнообразием стилей.

фибулаГалльская фибулаДля археологии не менее важны фибулы, или броши с безопасными застежками. Впервые в Трансальпинской Европе они появились в эпоху полей погребальных урн и по сути своей сохранили популярность до наших дней. Часто находят парные броши, лежащие на груди покоящихся в кельтских захоронениях людей, – свидетельство того, что подобные украшения использовались в основном для закрепления плащей, но иногда в могиле присутствует лишь одна брошь. Наиболее примечательны фибулы, которые кельты носили в период ранней латенской культуры, – они представляют собой стилизованные человеческие и птичьи маски на бронзовом дугообразном щитке с застежкой. Некоторые фибулы украшали кусочками коралла, что указывает на налаженные в те времена торговые связи с обитателями южных побережий.

Позднее место коралла заняла эмаль – изготовление инкрустированных эмалью украшений стало одним из важнейших народных художественных промыслов кельтов. Эмаль применяется с IV века до н. э. и получает широкое распространение, а в последнюю эпоху будут применяться новые цвета, к красному добавятся желтый, синий, белый, зеленый.

Женские украшения IV-III вв. до н.э. Дюрнберг. Кельтский музей в Халяйне. Австрия.

Эта цивилизация освоила сложное производство стеклянных бус и браслетов, в частности заложив основы знаменитых впоследствии рейнских школ стеклоделия. С первыми шагами стекольной индустрии можно познакомиться уже в период расцвета оппидумов, в которых по существу рождалась слава этой производственной отрасли. Стеклоделие было также достаточно развито в некоторых центрах. Известно, что кельтские женщины очень любили стеклянные бусы.

Мелкие бронзы  были широко распространены в позднелатенское время и в начале римского периода. Это уже иной вид скульптуры, где появляются фигуральные изображения в ритуальной наготе, и уже в движении.

Бронзовая статуэтка бога или героя из Буре в парижской области

Бронзовая статуэтка бога или героя из Буре в парижской области.Государственный музей древностей, Сен Жерменан Лэ. Дальи Орти. О ее происхождении говорит кельтская шейная гривна —торквес и сине-белая вставка из стекла, типично кельтская, сохранившаяся до сих пор в левом глазу; руки фигуры не сохранились. Скульптура эта бронзовая, полая, составлена из двух частей, передней и задней. Лантье и Губерт относят ее ко II или последнему веку до нашей эры.

Сидящая фигура с оленьими ногами ( упоминание о боге Цернунносе) имеет всего 45 см в высоту.

Сидящая фигура с оленьими ногами ( упоминание о боге Цернунносе) имеет всего 45 см в высоту.

Бас-йютские кувшиныБас-йютские кувшины, выполненные из богато инкрустированной бронзы, — образец исконно кельтского искусства, но их узор и форма свидетельствуют о влиянии культуры Древней Греции, Рима и Ближнего Востока. Они позволяют увидеть в кельтах способность  подмечать особенности тех, с кем ведут торговлю.

На длинном носике кувшина можно различить забавную фигурку уточки с «выпуклыми глазками из коралла». ручку кувшина образует экзотическое животное, то ли собака, то ли волк. В зубах он «держит цепочку, за которую поднимается крышка». Нижняя часть ручки выполнена в виде маски — еще один типичный для кельтского искусства элемент.
Эти сосуды свидетельствуют еще о важном новшестве: кельтский художник позволяет себе оставлять большую часть поверхности без орнамента, что раньше встречалось довольно редко.

Деревянная бадьяБолее реалистическое исполнение звериных мотивов связывают с вступлением белгов в Британию. На бронзовых полосах деревянных ведер можно видеть в чеканке не только животных, но и человеческие маски и головы . Деревянная бадья с бронзовои арматурой из моrилы в Эйлсбери (Бакинrемшир). Возможно, она представляет или символизирует собой волшебный кельтский мифолоrическии котел.1 столетие до н.з. (Художественный архив.  Британский музей).

.Практически все индоевропейские племена поклонялись Солнцу, и солярный символ — круг с крестом внутри — повторяется во многих орнаментах и рисунках.

КрестТак, крест означал четыре ветра, четыре сезона, четыре стороны света. При отгибании концов креста на 90 градусов фигуре придавалось движение. Этот орнаментальный узор известен как свастика – один из наиболее распространенных художественных символов древнего мира. Он означал хорошее предзнаменование и благословение и использовался христианской церковью. Слово свастика (производное от англ. svasti) – «процветание». Трискелис, трехконечная свастика, считался символом солнца начиная с бронзового века (самые ранние узоры датируются концом II и началом I до н.э.)

Трискелис

Сегодня этот символ изображен на гербе острова Мэн (слово «трискелис» образовано из греч. tri и skelos – «три ноги»). Спиральные узоры произошли из свастики и трискелиса.

УзорыСпиральные узоры использовались главным образом в ювелирном деле и других художественных работах. Чаще всего выполнялись в виде эмалей, а не рисовались красками или чернилами. Другими излюбленными элементами были эллиптические и разнонаправленные спирали — происхождение которых также имело степные корни.

узорыКолесо символизировало солнечные лучи. Множество колес самых разнообразных форм было захоронено в могилах, чтобы освещать путь покойного в загробной жизни. На скандинавских резных камнях в конце II начале I до н.э. изображены колеса в виде квадрата с закругленными углами.

Спиралевидные формы встречаются и в природе –это раковины улиток и завивающиеся побеги папоротника. «Рост» спирали происходит согласно числам Фибоначчи (ряд чисел, в котором каждое следующее число – сумма двух предыдущих).

Кельтская виртуозная техника обработки сочеталась с особым тяготением к орнаментике, и создавала изделия непреходящей ценности.

Дерево ЖизниВ далекие от нас века  вся Северная Европа была полностью покрыта густыми лесами.  Лес —  это и еда, и лекарства, и строительный материал для жилищ, топливо для священных огней, духовность и культура. Когда какое-нибудь из племен расчищало землю для будущего поселения, люди всегда оставляли большое дерево в самой середине — «Дерево Жизни», кранн бетадх (crann bethadh), воплощавшее целостность племени и его безопасность. Кельты рассматривали деревья как особый природный символ, обладающий огромной мудростью и связующий небеса и землю. Листья и ветви деревьев, по их понятиям, ловят энергию верховного правителя небес – Солнца и передают ее по стволу к корням и Земле – символу физического мира.

Дерево жизниДерево растет в горшке или котле. Вообще для кельтов котел был очень важным предметом. В кельтской мифологии котлам часто приписываются волшебные свойства: они могут накормить, повысить положение героя в обществе и сделать его мудрее. Считается, что подобный котел стал прообразом чаши Грааля, которую искали рыцари короля Артура. Сочетающий в себе виноградную лозу и котел, мотив древа жизни весьма важен для древне кельтского искусства.

Единственный вид искусства, ставший народным – это музыка. Музыка звучит на религиозных праздниках, в военных походах, на всевозможных собраниях. Можно разделить галльскую музыку на два типа. Первый —  рудиментарный, при котором главное не мелодичность, а громкость, — это военная музыка, звучащая во время военных походов и во время боя.

КарниксыКак рассказывали очевидцы, коrда кельтское войско, построившись для битвы, завидит противника, оно поднимает ужасный шум. Каждый воин во весь голос разражается боевыми кличами или песнями. Ливий писал: «галлы и вообще по своей природе склонны производить бессмысленный шум, а тогда весь воздух был наполнен леденящими душу звуками: это варвары издавали дикие крики и горланили свирепые песни». О гaлатах в Малой Азии он говорит следующее: «Все их песнопения, когда идут в битву, их вопли и прыжки, и весь жуткий шум от оружия, когда они колотят им о щиты по обычаю предков,  все это делается с одной целью: устрашить врагов». Для такого музицирования используются духовые инструменты. Самым типичным из них является большая медная вертикальная труба, раструб которой чаще всего делается в форме головы вепря. Благодаря такой трубе звук разносится над головами воинов. Греки этот инструмент называют сатух, что определенно является его галатским названием. Есть и труба другого вида  более привычного; она сделана в виде рога.

В бою к мощным и хриплым звукам труб галлы добавляют свои боевые кличи. У врага это вызывает ужас и преувеличенное представление о численности галльского войска. Если одержана победа, то воины возвращаются, распевая песню.

Есть и музыка более сложная. Как и в греческом мире, она теснейшим образом связана с поэзией, произносимой нараспев. Похоже, такой музыкой занимаются исключительно барды, которые свои панегирики облачают в музыкальную форму, распевая их под звуки лиры или даже двух.

Музыка – голос души, воплощение культуры народа и выражение эмоций. Огромнейшая часть низших друидов несла в себе частицу этих знаний, странствуя по миру в качестве бардов. Барды скорее обладали теорией, но не умели использовать магию музыки в полную силу. Барды знали сотни песен и сказаний, владели голосом, умели играть и воздействовать на эмоции, но лишь высшие друиды владели таинством музыкальной магии, которую искусно умели использовать в своих таинственных обрядах и ритуалах.

АрфаСтрунная арфа появилась много тысячелетий назад. Кельты буквально боготворили этот музыкальный инструмент, отождествляя звучание арфы с единственными звуками, которые могли раздаваться на пирах богов. Арфа была инструментов бардов и друидов. Умение играть на арфе почиталось порой выше, чем воинское искусство.

«Ты видишь арфу, что заставляет рыдать людей и ангелов? Это знак божественного вдохновения. С ней ты будешь чаровать людей, вести короля и предсказывать судьбу народа. Когда ты коснешься ее, ты ощутишь мой вздох. С помощью этой арфы я буду говорить с тобой. Никто не узнает моего имени. Ни одному человеку не будет дано увидеть меня». — Э. Шюре.

Пока галлы с успехом совершали военные походы, в собственной монете не было необходимости. Но постепенно, начиная с III века до н. э., когда их экономической базой становится их собственное производство, выпускавшее продукции больше, чем было необходимо для удовлетворения местных потребностей, собственная кельтская монета сделалась предпосылкой дальнейшего развития.

Сначала галлами была налажена торговля с греками и этрусками, позднее – с римлянами. При раскопках гальштатских погребений в местечке Зальцкаммергут найдены указания на торговые связи местных солеваров с обитателями далекой Северо-Восточной Италии. Погребальный инвентарь из могил вождей позднего гальштатского периода в Бургундии, содержащий, помимо прочего, изделия этрусских и греческих мастеров, свидетельствует о развитой местной металлургии железа и его экспорте водным путем, которым служила Рона. С открытием железорудных залежей на всей территории кельтских владений главным предметом торговли стало легкое в обработке железо, пользовавшееся большим спросом, чем бронза – сплав, чьи компоненты довольно редки в природе.

Торговлю оловом на землях от Корнуолла и Бретани до прибрежных районов Южной Галлии, можно так же считать важным культурным и экономическим фактором в жизни кельтов Атлантического побережья Европы.

Мысль самим организовать свою чеканку монет первым пришла в голову транспаданским галлам. Это было в конце IV века до н. э., и на то их вдохновила массалийская серебряная драхма. В Трансальпийской Галлии галльские монеты впервые чеканятся в начале III века до н. э. Первоначально монеты кельтов являлись копиями золотых статеров Филиппа Македонского. На лицевой стороне такой монеты была изображена голова Аполлона в лавровом венке, на оборотной — пароконная колесница, символ Олимпийских игр.

Серебряная тетрадрахма Филиппа 11 Македонскоrо. IV век по н.э.Серебряная тетрадрахма Филиппа 11 Македонскоrо. IV век по н.э.
Начало использованию денег в кельтском мире  первым делом в Италии  положили отчасти возвращавшиеся на родину наемники, которым иностранные наниматели платили за службу такими вот монетами (Швейцарский музей Цюриха).

Со временем этот мотив претерпевал изменения, приобретая типичные кельтские черты. Каждое племя имело свой стиль орнаментики. Использовались характерные для кельтов символы и отвлеченная декоративность — спирали, диски, трилистники. Изображения лошадей потеряли реальность, они походили теперь на мифологические существа, иные даже имели человеческие головы. Изображение лошадей на кельтских монетах и на всевозможных изделиях из металла, а также их скульптурные изображения свидетельствуют об особом уважении галлов к этому животному. Лошадь у галлов служила не только для перевозки тяжестей или для верховой езды во время охоты, но и животным, которое они связывали с некоторыми из своих богов.
Порой вместо лошадей изображались дикие кабаны, птицы, змеи.

Легенды на монетах появились позже и представляли собой сокращенные написания известных кельтских имен собственных и перечисление титулов. Изучение территорий распространения монет определенных типов позволяет в большинстве случаев связать их с отдельными племенами, а достоинство монет отражает существовавшие тогда политические условия и различные изменения в социальной жизни.

В кельтском мире существовали две монетных системы: монеты, чеканенные из золота и серебряные монеты — этот металл, в конце II века до н.э. использовался для чеканки монет. Подтверждением этому служат сокровища озер Толоса (Тулузия). Значительно реже монеты чеканились из иного металла, из меди, бронзы или потина (бронзового сплава со значительным содержанием олова).

Серебряных дел мастерам служили образцом известные в Южной Галлии удивительные монеты из западных греческих колоний и из самой Массалии. Военная активность кельтов на целый век прервала торговые связи, средоточием которых был Марсель. Но уже к концу IV века до н. э. город вернул себе былое влияние в торговой сфере, что подтверждают древнегреческие керамические изделия и монеты, обнаруженные археологами по всей долине Рейна, в Альпах и даже Лотарингии.
Монеты были необходимы, прежде всего, для сделок с иноземными купцами, которые часто не соглашались на меновую торговлю и иные дары: пищу, питье, украшения, шкуры, шерсть и тому подобное.

Изображение Верцингеторикса На гало-римской монете Но сделки с иностранными торговцами не всегда совершаются с помощью галльских монет: количество их видов непрестанно увеличивается, и довольно плохое качество сплава не ускользает ни от чьего внимания. Влияние римских и массалийских монет распространяется не только на природу металла и достоинство монеты, но также на образ и надпись, отчеканенные на ней. Изображения животных или абстрактные мотивы все больше уступают место образам политических мужей  Думнорикса, Верцинrеторикса, Коммия и т.д.
После римского завоевания монеты медленно, но верно перестают быть произведениями самобытного местного искусства и вытесняются имеющими хождение по всей империи образцами.

Ллин-Керриг-Бах, Англси. Длина 49 см.Железный брусок – единица стоимости. Эти бруски с загнутыми на одном конце краями напоминали необработанные клинки мечей и имели хождение на некоторых землях Британии. Свидетельство Цезаря подтверждает о том, что в Британии наряду с золотыми и бронзовыми монетами были в ходу железные бруски определенного веса, использовавшиеся в качестве денег.

За пределами таких территорий и ареалов распространения монет, а также повсюду в более ранние времена (самые древние из найденных монет и железных брусков датируют I веком до н. э.) была принята другая единица стоимости. Со временем как приблизительный эквивалент стали рассматриваться и невольницы (cumal). Слово cumal широко вошло в обиход для оценки стоимости колесниц или земельных угодий – это доказывает, что и сами невольницы стали популярным объектом торговли, процветал натуральный обмен.

Известно, что у индоевропейцев повсеместно мерилом ценности служил скот. В Ирландии счет шел, например, на телят или молочных коров. кавалерийское седло.
Экономической основой кельтского общества служило сельское хозяйство. Примечательной особенностью его успешного развития было использование глубоких ям silos, предназначенных, преимущественно, для хранения зерна. В Британии их выкладывали изнутри плетенными из соломы циновками и использовали в течение всего лишь нескольких сезонов, поскольку зернохранилища быстро приходили в негодность из-за большой влажности. Тогда их заполняли мусором и землей и вырывали новые.
Такой способ хранения зерна имеет, по-видимому, очень древние корни, уходящие в прошлое Восточного Средиземноморья; применялся он и во времена среднего бронзового века обитателями некоторых деревень в Венгрии. Появление зернохранилищ, свидетельствующих о значительном увеличении урожаев вследствие совершенствования приемов обработки земли, стало результатом заимствования с востока, которое постепенно укоренилось в культуре полей погребальных урн североальпийской зоны.

Позднее в Лангедоке отказались от использования ям для хранения зерна – волна греческого культурного влияния принесла им на смену большие глиняные бочки.
Для Галлии галльская война Цезаря, победоносно законченная в середине последнего столетия, явилась рубежом. После нее наступил период романизации Галлии со всеми ее последствиями. Мужчины были вынуждены сложить оружие и заняться в первую очередь сельским хозяйством, так как римские армии нуждались в большом количестве продовольствия.

В новой эре Галлия снабжает римлян главным образом продуктами сельского хозяйства. На юге были оливковые рощи, плантации фиговых деревьев и виноградники, в остальной Галлии возделывались злаки и разводились все виды скота.

Как и все кельтские племена, галлы в древности носили одежду из звериных шкур и кожи. Они умели выделывать шкуры, кроить и сшивать их. До появления полей погребальных урн обычным мужским нарядом был кусок полотна, перекинутый через одно плечо, расправленный на теле и перехваченный поясом на талии; сверху набрасывали плащ; все было сделано из шерсти. Одежда состояла из штанов и доходившего до бедер камзола; поверх нее надевался плащ, летом холодный, зимой теплый. Фракийцам и киммерийцам, тоже был знаком этот предмет одежды, и обычай носить штаны среднеевропейские кельты переняли именно у них.
Галлы, носили плащи и порты, поскольку обычно ездили верхом; другие, в частности ирландцы, пользовавшиеся колесницами, одевались в туники (длинные рубахи с короткими рукавами) и плащи.

Реконструкция внешнего вида кельтов среднелатенского времени. Кельтский музей в Зальцбурге.

Реконструкция внешнего вида кельтов
среднелатенского времени. Кельтский музей в Зальцбурге.

Наряды знати состояли из двух предметов: туники, или рубахи, на ранних фазах существования без рукавов, и плаща. Их носили представители обоих полов. Рубаха, сотканная изо льна, у мужчин доходила до колен или чуть ниже, у женщин – до лодыжек, а на талии перехватывалась ремнем или поясом. Поверх надевали шерстяной плащ – четырехугольный, возможно прямоугольный. У плаща не было ни прорезей для рук, ни капюшона – он представлял собой цельный кусок полотна, закреплявшийся застежкой, или фибулой. Его длина, вероятно, зависела от уровня благосостояния и общественного положения владельца.
Поздние фигурируют цветные плащи – в основном пурпурные, малиновые и зеленые. Сохранились также упоминания о пятнистых и полосатых плащах; декоративные элементы, по-видимому, изготавливались отдельно и затем пришивались к полотну. Отмечается живописность и пестрота кельтских нарядов. Что касается обуви, галлы носили кожаные башмаки и сандалии. У знатных лиц одежда вышивалась золотом.

Кельты создали новый вид одежды — длинные и довольно широкие штаны(брюки — галльское слов). Вместе со штанами они носили кафтаны и плащи из овечьей шерсти (в Ирландии овцы черного цвета). Женщины одевались в длинные платья, накинув сверху передник. Волосы они заплетали в две косы. Национальным цветом был зеленый, предпочитались также голубой и красный. Одежда друидов, однако, делалась из белого некрашеного холста. Их атрибутами были венок из дубовых листьев или белый колпак, заканчивающийся шерстяной кистью, а также скипетр.

Хорошо известные нам галоши обязаны своим названием галлам. Галльские низкие башмаки на толстой подошве, открытые спереди, являются их прототипом. Тем не менее, римляне, перенявшие эту варварскую моду, оставили в истории название gallicae, постепенно трансформировавшиеся в «галоши»Кроме, того галлы носили и более лёгкую обувь — сандалии, которые представляли собой простые подошвы, привязанные к ногам.

После завоевания Галлии римлянами, закончившегося к 51 г. до н.э., Галлия сделалась средоточием богатства, промышленности и культуры.
Победа Рима в Галлии не принесла с собой социальной революции. Большинство населения по-прежнему жило в деревнях, было более прочно привязано к земле. Романизация проникала туда значительно медленнее. Именно это деревенское население сохранило язык, старый быт, старые нравы и обычаи и иногда мятежами пыталось пресечь процесс колонизации и романизации. Кроме того эти широкие круги с собственной продукцией сохраняли также старые технические знания и производственные методы, приспосабливая их к изменявшимся требованиям, так что галльские мастерские продолжали работать и в римскую эпоху и даже стали основой всего провинциально-римского производства.

Однако ни инфильтрация римских воззрений и римского образа жизни, ни последующие волны различных течений не смогли полностью заглушить старые кельтские традиции. Они живы во Франции до сих пор в языке и в топонимике. Во многих случаях названия племен перешли в названия городов. Их языки не сохранились, но кельты оставили свои следы в названиях большинства городов и региональных объединений на обширном пространстве. Крупные города Европы носят кельтские имена: Париж (Lutetia), Лондон (Londinium),Женева (Genava), Милан (Mediolanum), Неймеген(Noviomagus), Бонн (Bonna), Вена (Vindobona), Краков. Остались названия гор и рек, доныне сохранились многие названия в сельскохозяйственной среде; часто они не имеют ничего общего с более поздней латынью, которая укоренилась лишь в церковной среде, когда церковь и храм одержали победу.

Галльская сообщность была не политической, а языковой, религиозной и художественной общностью; не являлась она и историческим образованием, поскольку от событий, сопровождавших ее долгое существование, до нас дошли лишь незначительные обрывки. Для местной кельтской аристократии особую привлекательность приобрели основываемые новые города, предоставлявшие возможность жить с удобствами и на высоком жизненном уровне, а часто и возможность стать римским гражданином со всеми правами и преимуществами.

Римское завоевание в области культуры послужило вытеснению кельтских языков латынью. Раньше всего латынь получила распространение в среде аристократии. В деревне, особенно на севере и западе страны, кельтские языки сохранились гораздо дольше. Даже в области Лиона еще в конце II в. крестьяне общались на кельтском. А вокруг Бордо и в IV в. люди, не знавшие кельтского, разговаривали с крестьянами с помощью переводчиков. Но следует также принять во внимание, что простонародный латинский язык был тогда единственным общераспространенным языком, облегчавшим торговые, военные, административные и судебные сношения. В конечном счете, несколько изменившись, латынь стала родным языком подавляющего большинства галлов. Этому способствовало и то, что латынь, в отличие от кельтского, имела свою письменность.

Провинциальные наречия были многочисленны и неудобны, и все же кельты в течение очень долгого времени сохраняли память о своем языковом родстве, отражающем и подкрепляющем общность культуры и религии: все они – ирландцы, бретонцы, галлы – на протяжении всей античности и в средневековье поддерживали между собой отношения, то дружественные, то неприязненные.

Но это языковое, религиозное и культурное родство так никогда и не послужило делу установления политического единства. Как задолго до Веркингеторикса, так и после него галлы не имели понятия о патриотизме в государственном масштабе.

Особый подход Рима состоял в том, что он в пределах общеримского мира предложил галльским племенам условия для создания собственного¬ национального государства с неприкосновенными границами и столицей, то есть то, чего галлы не могли бы приобрести во времена своей независимости. Уважая верования, нравы, быт, римляне предоставили огромной части галльской цивилизации шанс сохраниться.

Изменения, принесенные завоевателями, на долгое время заслонили идею преемственности местных традиций: прежде всего, римский религиозный синкретизм и запрет друидизма, повлекли исчезновение кельтской религии.
Но римское завоевание не уничтожило культ галльских богов. Принцип многобожия, признававшийся римлянами, позволил им терпимо отнестись к религиозным верованиям галлов. Сменила веру лишь галльская знать, но и в среде простонародья прежние культы не оставались неизменными. Там, где галльская община окончательно разложилась, исчезли общинные боги. Их место заняли божества — покровители семьи и дома.

Вторичное использование кельтского алтаря в Гурнэ-Сюр-Аронд в Бельгии и жертвоприношение у источников Сены, как и многие другие факты, показывают, что в ряде случаев римляне приспособили для своих культовых нужд прежние места поклонения. Христианство впервые появляется в городах Южной Галлии во II веке. К концу IV в. христианские общины существовали среди горожан уже не только на юге, но и в Центральной и Восточной Галлии. Уже в конце IV века в руках Галлии насчитывалось 116 епископств.

Галльское наследие сказалось также в разговорном языке: в V веке, галльское написание и произношение латыни «на старинный манер», было подмечено многими поэтами и переписчиками. В области духовной культуры кельты также добились многого. Они создали весьма богатый и очень своеобразный эпос. Кельтское происхождение имеют средневековые европейские легенды о короле Артуре (имя которого, кстати говоря, происходит от кельтского слова arth — медведь) а также о Тристане и Изольде. Кельтские легенды, записанные средневековыми ирландскими иваллийскими монахами дошли до нас и произвели влияние на современную литературу. Современные течения в англоязычной литературе (включая многочисленные произведения в жанре фэнтези) питаются сюжетами и персонажами именно из кельтской мифологии.

Римский язык был удобен и один для всех. Ему одному обучали в бесчисленных школах, которыми искусные римляне покрыли всю Галлию и которые посещались высшими и средними классами; наконец он один был твердо установлен писаными текстами и неразрушимыми памятниками. Вследствие этого, он устоял позднее и против вторжения варварских германских наречий.

Латинский и греческий были языками культуры античного мира и все, кто не говорил на этих языках, считались «варварами». Такая градация существует до сих пор: кельты, германцы и даже индийцы в глазах большого числа «классиков» не обладают культурой, достойной исследования. В III веке в. до н. э., когда произошла некоторая «варваризация» Империи. Некоторые черты галльской цивилизации, сохранившиеся со времён независимости, проникли в имперскую культуру: галльское платье, которое дало свое прозвище императору Каракалла не нашло себе замены в образе жизни римского завоевателя. В ряде производственных областей галльские изобретения превосходили римские аналоги. Так бочки оказались более вместительными и прочными, чем амфоры. Сюда же относятся кольчуги для армии, железные подковы и бесшовные ободы колес (у боевых колесниц).

Кельтские племена не преминули продвинуть свою культуру в массы, например, о железных орудиях труда до них никто и понятия не имел, все больше использовали медь и серебро. Также до появления кельтов никто даже не догадывался, что повозки на колесах — отличное транспортное средство, незаменимое при освоении новых территорий. Они не изобрели, но привнесли во внутренние районы Европы технологию массового производства железа, гончарный круг, роликовый подшипник, длинный обоюдоострый меч, прочный большой щит с металлическим усилением в центре – умбоном и конскую упряжь с бронзовыми деталями. Германцы, например, на ранних этапах своей истории очень многое позаимствовали у кельтов, начиная с мечей и кончая погребальными обычаями, например традицией помещать в могилы сломанное или погнутое оружие.

Самым значительным заимствованием тевтонских племен у кельтов в области культа стала практика возведения храмов. Началось строительство из дерева романо-кельтских храмов, прочно укоренившихся на территориях, подвластных Римской империи. Греко-римские градостроительные традиции являются не местными, а привнесенными. Дальнейшее развитие этой практики связано с созданием таких крупных сооружений, как в Уппсале и во многих других местах.

Ни одна страна не доставляла империи более ораторов, чем Галлия. Галлы всегда любили сражаться и говорить; потеряв возможность сражаться, они стали говорить. В первом веке Галлия дала Риму двух из его знаменитейших адвокатов: Монтануса из Нарбонны и Дониция Афера из Нима; последний был величайшим оратором из известных Квинтилиану.

Именно склонность к войнам стала одной из причин исчезновения галлов – воинственный народ враждовал не только с чужаками, но и друг с другом. Поэтому им так и не удалось создать единого государства – свободолюбивые гордые представители этого народа не терпели излишней власти. Их вожди скорее были предводителями войска, нежели королями в полном смысле этого слова. Религию и судейскую систему представляли жрецы-друиды, культуру несли в массы барды. Учений как таковых в племенах не было, поэтому подлинных письменных свидетельств от первоисточника о жизни и быте кельтов не сохранилось. Даже язык племен зачастую разнился. Сила кельтов была в другом – в их вере. Их настолько поддерживала общая религия и доверие к слову друида, что на протяжении многих веков с кельтами никто не мог справиться. Сегодня же имя кельтов в большей степени связывают с Ирландией, которая из всех древних очагов кельтского мира больше других сохранила в первозданном виде старые традиции и многовековой уклад жизни. Из кельтских земель только Ирландия и Шотландия остались неподвластными Римской империи.

Таким образом, кельты на рубеже эр утратили свое могущество и политическое значение, но их вклад в цивилизацию и культуру остался важным элементом европейской цивилизации как в области техники, так и в изобразительном искусстве. Кельты оставили нам наследие, которое мы только сейчас начинаем понимать и правильно оценивать. Сложность их искусства, изящество их юве¬лирных изделии и прочих поделок из металлов, красота их языка, rлубина понимания мира вокруг и их боги ¬ все это с полным правом позволяет считать их одной из поистине великих культур Европы, сравнимой с самыми значительными в Античности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *