Германцы — быт

Они были могучей и страшной силой на краю цивилизованного мира, кровожадные воины, бросившие вызов римским легионам и терроризировавшие население Европы. Они были ВАРВАРАМИ! И сегодня это слово является синонимом жестокости, ужаса и хаоса... Суровая природа, изнурительная борьба за выживание создали из человека варвара. Первые сообщения о варварских народах на далеком севере Европы стали доходить до Средиземноморья в конце VI и V вв. до н. э. В это же время начинают встречаться отдельные упоминания о народах, которые позже были признаны германскими.

карта Тацита - Германия

Как народ германцев стали выделять в I в. до н. э. из индоевропейских племен, осевших в Ютландии, нижней Эльбе и юге Скандинавии. Они занимали территорию от Рейна до Вислы, Балтийского и Северного морей до Дуная, нынешние: Германия, северная Австрия, Польша, Швейцария, Голландия, Бельгия, Дания и юг Швеции. Родина древних германцев, от которых ведут свое происхождение некоторые народы Европы, была мрачной и неприветливой. За Рейном и Дунаем простирались малозаселенные земли, поросшие дремучими, непроходимыми лесами с непролазными болотами. Огромные густые боры тянулись на сотни верст: Герцинский лес начинался от Рейна и расстилался на восток. Пасти скот и сеять ячмень, просо или овес можно было лишь на прибрежных лугах.

реконструкция германского поселенияДревние германцы были в то время дикарями. Живя с незапамятных времен среди лесов и болот, они охотились, пасли прирученных животных собирали плоды диких растений, и только во второй половине I века до н. э. начали заниматься земледелием. Его развитию мешали леса и болота, обступавшие со всех сторон поля, и недостаток железа, без которого нельзя было вырубать лес и изготовлять орудия для лучшей обработки почвы. Землю обрабатывали деревянными орудиями, так как железо использовалось только для изготовления оружия. Деревянный плуг едва поднимал верхний слой земли. Для начала выжигали лес и получали удобрение от пепла. Сеяли в основном только яровые хлеба, овес и ячмень; позднее появилась рожь. Когда почва истощалась, всем приходилось покидать свои жилища, передвигаться на новое место. Целые племена постоянно снимались с места: поднявшиеся теснили соседей, истребляли их, захватывали их запасы, обращали более слабых в своих крепостных. Тацит писал: Они считают постыдным приобретать потом то, что можно завоевать кровью!. Повозки, прикрытые кожами животных, служили им для жилья и для перевозки женщин, детей и скудной домашней утвари; скот они также вели с собой. Мужчины, вооруженные и в боевом порядке, были готовы преодолевать всякое сопротивление и защищаться от нападений; военный поход днем, ночью военный лагерь в укреплении, сооруженном из повозок. Германцы были кочевыми земледельцами и бродячим войском.

Реконструкция германского селения

Селились германцы на полянах, опушках леса, близ рек, ручьев маленькими племенами. Примыкавшие к деревне поля, леса и луга принадлежали всей общине. Разбросанные в причудливом беспорядке хижины германцев представляли собой их поселения, в каждом из которых было только два-три хозяйства, состоящих из длинных домов. В одном конце такого дома – очаг и жилье, в другом – скот и запасы. Германия «скотом изобильна, но он большей частью малорослый; даже рабочий скот не имеет внушительного вида и не может похвастаться рогами». Германцы любят, чтобы скота было много: в этом единственный и самый приятный для них вид богатства. В каждом доме жили семьи родичей.

длинный домДома представляли собой мазанки с использованием бревен, крышу покрывали соломой, пол был глиняным или земляным. Жили они еще в землянках, которые накрывали сверху для тепла навозом, это простое жилище, поставленное над выкопанной в земле неглубокой ямой. Надстройка могла состоять из наклонных балок, привязанных к коньковому брусу, которые образовывали остроконечную крышу. Крышу поддерживали ряд кольев или веток, наклоненных к краю ямы. На этой основе ставились стены из досок или строилась мазанка.

хижина для мастерскихТакие хижины зачастую использовались как кузницы, гончарные или ткацкие мастерские, пекарни и тому подобное, но в то же время они могли служить и жилищами на зиму и для хранения съестных припас. Иногда строили жалкие избушки, которые были гак легки, что их можно было возить за собой. В Швеции и Ютландии из-за недостатка леса в строительстве чаще употребляли камень и торф, крыша состояла из слоя тонких прутьев, покрытых соломой, которая, в свою очередь, покрыта слоем вереска и торфа.

деревянная посуда германцев

Домашнюю посуду и принадлежности для готовки и хранения еды делали из керамики, бронзы, железа и из дерева. Огромное разнообразие блюд, чашек, подносов. ложек говорит о том, каким важным материалом в германском доме было дерево.

В питании основную роль играло зерно, особенно ячмень и пшеница, а также разные другие злаки. Помимо культурных зерновых, собирали и ели дикорастущие злаки, видимо с тех же полей. Обед состоял в основном из сваренной на воде каши из ячменя, льняного семени и горца, наряду с семенами других сорняков, которые обычно растут на полях. Мясо также было частью питания древних германцев, присутствие железных вертелов в некоторых поселениях заставляет предполагать, что мясо запекали или жарили, нередко ели в сыром виде, потому, что в лесу трудно было развести огонь. Питались дичью, яйцами диких птиц, молоком своих стад. О присутствии сыра говорят обнаруженные в поселениях прессы для сыра. В Дальсхее охотились на тюленей – видимо, как ради мяса и жира, так и ради тюленьей кожи. Как на островах Скандинавии, так и на большой земле было распространено рыболовство. Среди диких плодов Германии отмечаются яблоки, сливы, груши и, возможно, вишня. Ягоды и орехи встречались в изобилии.

Как и другие народы древней Европы, германцы высоко ценили соль, особенно за то, что она помогала сохранять мясо. Из-за соляных источников у них обыкновенно шла ожесточенная борьба. Соль добывали самым грубым способом: над огнем косо ставили древесные стволы и на них сливали соляную воду: оседавшую на дереве соль соскабливали с углем и золой и примешивали в еду. Люди, которые жили у морского побережья или вблизи его, часто получали соль, выпаривая морскую воду в керамических сосудах.

Любимым напитком германцев было пиво. Пиво варили из ячменя и, возможно, приправляли ароматными травами. Были найдены бронзовые сосуды со следами напитка, сброженного на диких ягодах нескольких видов. Видимо, это было что-то вроде крепкого плодово-ягодного вина.

Наиболее тесными связями в обществе древних германцев были связи родственные. Безопасность отдельного человека зависела от его рода. Земледелие, охота и защита скота от дикого зверя были не по силам отдельной семье, да и целому роду. Роды объединялись в племя. Все люди в племени были равны Тем, кто попал в беду, помогал весь род, кто хорошо поохотился, обязан был делиться добычей с родственниками. Имущественное равенство, отсутствие бедных и богатых создают необычайную сплоченность всех членов германского племени.

Во главе рода стояли старейшины. Каждую весну старейшины делили вновь занятые племенем поля между большими родами, а каждый из родов сообща трудился на отведенной ему земле и поровну делил урожай между сородичами. Старейшины вершили суд и обсуждали хозяйственные вопросы.

Самые важные вопросы решались на народных собраниях. Народное собрание, в котором участвовали все вооружённые свободные члены племени, являлось высшим органом власти. Оно собиралось время от времени и решало наиболее значительные вопросы: выборы предводителя племени, разбор сложных внутриплеменных конфликтов, посвящение в воины, объявление войны и заключение мира. Вопрос о переселении племени на новые места также решался на собрании племен. Германцы собирали его в полнолуние и в новолуние, т.к. верили, что это счастливые дни. Собрание происходило обычно в полночь. На опушке леса, озаренной лунным светом, широким кругом рассаживались члены племени. Блики лунного света отражались на остриях копий, с которыми германцы не расставались. В середине круга, образованного собравшимися, группировались «первые люди». Мнение совета знати и народного собрания имело больший вес, чем авторитет вождя.

Охота и военные упражнения были главным занятием мужчин, все германцы отличались исключительной силой и отвагой. Но основным занятием оставалось военное дело. Особое место в древнегерманском обществе занимали военные дружины. У древних германцев не было ни классов, ни государства. Лишь во время опасности, когда небольшим, разобщенным племенам грозило завоевание, либо тогда, когда они сами готовились к набегу на чужие земли, избирался общий вождь, возглавлявший боевые силы объединившихся племен. Но, едва заканчивалась война, выборный вождь добровольно оставлял свой пост. Немедленно распадалась и временная связь между племенами. Другие племена имели обычай выбирать вождей на всю жизнь: это были конунги, короли. Обыкновенно конунгом выбирали на народном собрании самого храброго и умного из определенной семьи, которая стала знаменита своими подвигами.

Благодаря тому, что каждый округ ежегодно высылает на войну по тысяче воинов, тогда как прочие остаются, занимаясь земледелием и “кормя себя и их», через год эти последние в свою очередь отправляются на войну, а те остаются дома, не прерываются ни земледельческие работы, ни военное дело.

В отличие от племенного ополчения, в котором дружины формировались по признаку родовой принадлежности, создать дружину мог любой свободный германец, обладающий способностями военного лидера, склонностью к риску и наживе с целью разбойничьих набегов, грабежей и военных рейдов в соседние земли. Самые крепкие и молодые искали пропитания войной и разбоем. Вождь окружал себя дружиной лучших вооруженных воинов, кормил своих дружинников за своим столом, давал им оружие и боевых коней, выделял долю в военной добыче. Законом жизни дружины было беспрекословное подчинение и преданность предводителю. Считалось, что «выйти живым из боя, в котором пал вождь – бесчестье и позор на всю жизнь». И когда вождь вел свой отряд на войну, дружинники сражались как отдельное подразделение – отдельно от своих родов и других дружин того же племени. Они подчинялись только своему вождю, а не избранному вождю всего племени. Таким образом, в военное время рост дружин подрывал общественный порядок, поскольку воины из одного и того же клана могли служить в нескольких разных дружинах: клан терял своих самых энергичных сыновей. Соратники вождя, из которых состояла дружина, начали превращаться в особый класс – воинскую аристократию, положение которой гарантировала военная доблесть.

Постепенно дружина становилась отдельным, элитным элементом общества, привилегированной прослойкой, знатью древнегерманского племени, объединяя самых отважных людей из множества племен. Дружина становиться регулярной. “Военная доблесть” и “знатность” выступают как неотъемлемые качества дружинников.

Древний германец и его оружие составляют одно целое. Оружие германца является частью его

Оружие древних германцев

Оружие древних германцев

личности. Мечи и пики небольшого размера, т. к. железо у них не в избытке. При себе они имели копья, или, как сами называют их — фрамеи, с узкими и короткими наконечниками, настолько острыми и удобными в бою, что в зависимости от обстоятельств, они сражаются ими как в рукопашной схватке, так и мечут дротики, которых у каждого несколько, и они бросают их поразительно далеко.

Сила германцев больше в пехоте, их  кони  не отличаются ни красотой,  ни резвостью, поэтому и сражаются вперемешку: пешие, которых они для этого отбирают из всего войска и ставят впереди боевого порядка,  так стремительны  и  подвижны, что  не уступают в быстроте всадникам и действуют сообща с ними в конном сражении. Установлена и численность этих пеших: от каждого округа по сто человек, этим словом они между собою и называют их сотня. Германцы могли с большой легкостью, не соблюдая внешнего порядка, беспорядочными толпами или совершенно врассыпную быстро наступать или отступать по лесам и скалам. Единство тактической части сохранялось у них благодаря внутренней сплоченности, взаимному доверию и одновременным остановкам, которые производились либо инстинктивно, либо по призыву вождей.Боевой порядок они строят клиньями. Податься назад, чтобы затем снова броситься на врага,  — считается у них воинскою сметливостью,  а  не  следствием страха.  Тела погибших они уносят с поля боя  с собою. Величайший позор — оставить щит; обесчестившему себя таким поступком не дозволяется ни присутствовать при жертвоприношении, ни посещать собраний, и много таких, которые, пережив войну, петлей полагали конец своему бесславию.

Древнегерманский воин  Сражаются  совсем нагие или прикрытые только шкурами или легким плащом.  Лишь немногие воины имели панцирь и шлем, главным предохранительным вооружением был большой щит, сделанный из дерева или плетенки и обитый кожей, голова же была защищена кожей или мехом. Всадник довольствуется  щитом, расписанным яркой краской  и фрамеей . Во время сражения они обыкновенно издавали воинственный клич, наводивший ужас на противника.

“Особенным стимулом для их храбрости служит то, что у них не случайное скопление людей составляет эскадрон или клин, а их семейства и родственники”.  К  тому  же  их  близкие находятся  рядом  с  ними,  так что им слышны вопли женщин и плач младенцев, и для каждого эти свидетели — самое святое, что у него есть, и их похвала дороже всякой другой. К матерям, к женам несут они свои раны,  и те не страшатся считать и осматривать их, и они же доставляют им, дерущимся с неприятелем, пищу и ободрение.

Женщины не только воодушевляли воинов перед сражениями, но и неоднократно бывало, что их уже дрогнувшему и пришедшему в смятение войску они не давали рассеяться, неотступно следуя за ними и умоляя не обрекать их на плен. И во время сражений они могли повлиять на их исход, идя навстречу обратившимся в бегство мужчинам и этим останавливая их и побуждая сражаться до победы. Германцы считают, что в женщинах есть нечто священное и что им присущ пророческий дар, и они не оставляют без внимания их советы и не пренебрегают их прорицаниями. Почтительность, с которой деспотичные германцы относились к женщине, достаточно редкое явление у других народов, как варварских, так и цивилизованных. Хотя из более поздних германских источников очевидно, что в некоторых районах Германии в более ранний период к женам относились не лучшим образом. Их покупали, как рабынь, и даже не позволяли садиться за один стол со своими «господами». Брак путем покупки зафиксирован у бургундов, лангобардов и саксов, и во франкских законах встречаются пережитки подобного обычая.

Они почти единственные из варваров довольствуются одною женой. Многоженство было у людей высшего сословия, у некоторых германских вождей в ранний период, а позднее – у скандинавов и обитателей берегов Балтики. Многоженство всегда было дорогостоящим делом. Германцы «предательский, но целомудренный народ», отличающийся не только «свирепой жестокостью, но и удивительной непорочностью». Брачные узы, как отмечают все античные писатели, были для германцев священны. Супружеская неверность считалась позором. Мужчин за это никак не наказывали, однако неверным женам пощады не было. Муж сбривал такой женщине волосы, раздевал ее и выгонял из дома и из деревни. Муж мог оставить жену в трех случаях: за измену, колдовство и поругание могилы, иначе брак не расторгался. Но жена, бросившая своего мужа и тем задевшая его честь, наказывалась очень жестоко; ее живую топили в грязи. По основам германского права всякая жена могла вступать только в один брак, так как она имеет “одно тело и одну душу”. Также строги были законы против насилия и разврата.

Жених или муж обольщенной могли безнаказанно убить соблазнителя; родственники оскорбленной имели право обратить его в рабство. Племена, населяющие Германию, никогда не подвергались смешению через браки с какими-либо иноплеменниками, поэтому сохранили изначальную чистоту. Внешне германцы выглядели очень внушительно: они большого роста, плотного телосложения, у большинства из них были русые волосы и светлые глаза.

К началу новой эры у германцев появились плуг и борона. Использование этих простых орудий и упряжного скота позволило взяться за обработку земли отдельным семьям, которые стали вести свое самостоятельное хозяйство. Пахотная земля, так же как леса и луга, оставалась собственностью всей общины. Однако равенство односельчан-общинников продолжалось недолго. Наличие свободной от леса земли позволяло всякому общиннику занять лишний добавочный надел. Обработка дополнительной земли требовала лишних рабочих рук и лишнего скота. В германской деревне появляются рабы, полоненные во время разбойничьего набега.

Весной, когда размечались новые поля и распределялись наделы, победители, завладевшие во время набега на соседнее племя рабами и лишним скотом, могли получить, кроме обычного, также и дополнительный надел. Рабами являлись военнопленные. Свободный член рода тоже мог стать рабом, проиграв себя в кости или в другую азартную игру. Рабы имели собственные дома, стоящие отдельно от домов их хозяев. Они были обязаны время от времени отдавать своему хозяину определенное количество зерна, тканей или скота. Рабы занимались крестьянским трудом.

Силач-воин лежал целый день лениво на медвежьей шкуре, на поле трудились женщины, старики, рабы. Быт обитателей германских поселений был простой и грубый. Они не продавали хлеба и других продуктов. Все, что давала земля, предназначалось только для собственного пропитания, поэтому не было надобности требовать от раба ни лишнего труда, ни лишних продуктов. Возможно, рабов было так мало именно потому, что внутри германского экономического порядка для них не было места. Не существовало крупномасштабной индустрии, где удалось бы с пользой применять рабский труд. Хотя рабы и могли вносить свой вклад в экономику сельской общины, они все равно оставались лишними ртами. Раба можно было продать и безнаказанно убить.
Многие германцы складывали в битвах свои головы, а их семьи, потеряв кормильцев, были не в состоянии собственными силами обрабатывать свои земельные наделы. Нуждаясь в семенах, скоте, пище, беднота попадала в долговую кабалу и, лишаясь части прежних наделов, переходивших в руки более богатых и знатных соплеменников, превращались в зависимых крестьян, в крепостных.

Межплеменные войны, разбойничий захват добычи и присвоение ее военными предводителями способствовали обогащению и выдвижению отдельных лиц, стали выделяться «первые люди» племени— представители зарождавшейся древнегерманской знати, располагавшие большим количеством рабов, земли, скота. Германская знать сплачивалась вокруг своих предводителей, возглавлявших могущественные племенные союзы, представляющие собой зачатки государств.

Эти союзы сыграли большую роль в ниспровержении Западной Римской империи и в создании на ее развалинах новых «варварских королевств». Но и в этих «варварских королевствах» продолжала расти роль знати, захватывавшей лучшие земли. Эта знать подчиняла себе простых людей племени, превращая их в зависимых и крепостных крестьян.
Старинное равенство соплеменников разрушалось, появились имущественные различия, создавалась материальное различие между возникавшей знатью, с одной стороны, и рабами и обедневшими членами общины — с другой.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *